Особенности правосубъектности иностранных юридических лиц в рф

Решение вопроса о правовом положении иностранных организаций в России предполагает их сравнение с отечественными организациями и ставит первоначально проблему определения их национальной принадлежности. Именно от «национальности» организации зависит выбор права, применимого при установлении ее правоспособности: личным законом организации считается право страны, где она учреждена (п. 1 ст. 1202, ч. 1 ст. 1203 ГК).

Иностранные организации – это юридические лица, компании и другие корпоративные образования, в том числе не являющиеся юридическими лицами, обладающие гражданской правоспособностью и созданные в соответствии с законодательством иностранных государств (п. 2 ст. 11 НК; ст. 2 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»). В качестве иностранных на территории РФ рассматриваются также международные организации, их филиалы и представительства. Таким образом, любая организация, созданная в соответствии с законодательством иностранного государства, должна рассматриваться в Российской Федерации как иностранная. В этом смысле не являются иностранными филиалы и представительства иностранной организации, создаваемые на территории РФ в соответствии с российским законодательством.

592. –В настоящее время иностранные юридические лица могут заниматься предпринимательской деятельностью непосредственно на территории РФ, включая и торговую деятельность, не создавая для этого каких-либо организационно-правовых структур, если в федеральном законодательстве не предусмотрены специальные изъятия*. Следовательно, наличие гражданской правосубъектности иностранной организации в Российской Федерации не связано, по общему правилу, с фактом ее аккредитации, постановки на налоговый учет и соблюдения иных административных формальностей.

Однако необходимо учитывать, что несоблюдение императивных требований российских законов влечет наступление по отношению к нарушителям неблагоприятных последствий, в том числе применение мер ответственности. Нотариус уполномочен государством обеспечивать соблюдение общественного интереса в гражданском обороте и поэтому в силу своей должности несет ответственность за применение законов, имеющих общую значимость (императивных норм). Во избежание негативных последствий для заинтересованных лиц и для себя самого нотариусу следует в каждом случае проверять необходимость соблюдения таких норм иностранными лицами и до совершения нотариального действия предлагать им исполнить соответствующие обязанности. В то же время их невыполнение a priori не влияет на гражданскую правосубъектность иностранной организации и, следовательно, на действительность совершаемых ею в РФ сделок и иных юридических действий.

* См.: Богуславский М.М. Международное частное право. 4-е изд. М., 2001. С. 146; Ануфриева Л.П. Международное частное право (Особенная часть). Т. 2. М., 2000. С. 79.

593. –На практике при выборе применимого к правоспособности иностранной организации права может возникнуть проблема, что понимать под местом ее создания (учреждения). Данный вопрос касается квалификации юридических понятий и, следовательно, будет решаться в соответствии с российским правом. Создание организации предполагает наличие сложного юридического состава, в котором определяющим является ее государственная регистрация. Так, юридическое лицо считается созданным с момента внесения данных о нем в единый государственный реестр (п. 2 ст. 51 ГК). Именно с фактом государственной регистрации в РФ связывается наделение организаций гражданской правосубъектностью. Таким образом, под местом учреждения иностранной организации следует понимать государство, где она зарегистрирована.

Специфику имеет признание правоспособности в Российской Федерации иностранных организаций публичного права т. е. организаций, которые полностью или частично созданы иностранным государством для осуществления каких-либо государственных полномочий или выполнения общезначимых задач. Признание иностранного государства автоматически ведет к признанию действительности его публичного права. Соответственно, иностранные публичные организации должны признаваться в России при осуществлении законной деятельности на российской территории. Наделение их правоспособностью может не связываться с регистрацией учредительных документов в каких-либо государственных реестрах и прямо вытекать из решения компетентного государственного органа. Также компетенция публичной иностранной организации может прямо следовать из закона учредившего ее государства.

594. – Объем правоспособности иностранных организаций в Российской Федерации. Вотношении иностранных организаций действует общий принцип национального правового режима. За исключениями, прямо предусмотренными в законе, они приравниваются к российским юридическим лицам или иным организациям внутреннего права. Следовательно, они способны пользоваться на ее территории теми же правами, что и российские организации.

В то же время иностранные организации не могут иметь правосубъектность более обширную, чем это определяется их национальным правом. Например, если применимое право иностранного государства отказывает своим организациям в праве безвозмездно получать какое-либо имущество, то они не смогут реализовать это право в Российской Федерации. Или, например, в случае прекращения прав юридического лица у иностранной организации согласно ее национальному закону она утрачивает их также в России, хотя бы и продолжала соответствовать внутренним, российским признакам юридического лица*.

* В мировой юридической практике эта проблема получила широкое распространение во время национализации российских частных предприятий после событий 1917 г. Например, во Франции судебная практика пошла здесь по пути признания за такими юридическими лицами правоспособности, но только лишь для целей их ликвидации.

В настоящее время Гражданский кодекс РФ достаточно полно определил сферу компетенции личного закона иностранной организации, т. е. права государства ее происхождения. Иностранное право должно применяться к иностранной организации при определении:

1) статуса в качестве юридического лица;

2) организационно-правовой формы;

3) требований к ее наименованию;

4) условий создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросов правопреемства;

5) содержания правоспособности;

6) порядка приобретения гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренних отношений, в том числе отношений с ее участниками;

8) способности отвечать по своим обязательствам (п. 2 ст. 1202, ст. 1203 ГК).

Роль российского законодательства сводится к признанию иностранных организаций в качестве полноправных участников гражданского оборота и определению общих рамок их функционирования на территории Российской Федерации. Кроме того, на иностранные организации в Российской Федерации полностью распространяются императивные требования российского законодательства (налогового, валютного, административного и др.).

595. – Документы, используемые для установления правоспособности иностранных организаций.Основным документом, подтверждающим правоспособность иностранной организации, является выписка из торгового реестра страны ее учреждения. На ее основании устанавливается факт регистрации организации в иностранном государстве, с которым чаще всего связывается наделение организаций гражданской право- и дееспособностью. Об объеме правосубъектности иностранного лица можно судить в основном исходя из его учредительных документов: устава и/или учредительного договора. На их основании нотариус может сделать вывод о возможности участия иностранной организации в определенной юридической операции, а также убедиться в том, что лицо представляющее ее интересы, назначено в полном соответствии с учредительными документами.

Не являются документами, на основании которых может быть установлена правоспособность иностранных организаций, акты российских государственных органов, осуществляющих их государственную аккредитацию, налоговый, таможенный и иной административный учет и контроль.

Внотариальный реестр вносятся реквизиты официальных документов, на основании которых определялась правоспособность иностранной организации и полномочия ее представителя. Подлинники разовых доверенностей остаются в делах нотариуса. Копии всех правоустанавливающих документов на иностранном языке и их переводов также прилагаются к делу.

596. – При наличии сомнений в правоспособности иностранной организации (при начале процедур добровольной ликвидации, реорганизации, банкротства и т. д.), достаточности полномочий ее органов или представителей нотариус вправе предложить заинтересованным лицам представить дополнительные документы, а также самостоятельно навести справки в компетентных органах иностранного государства. Как правило, информация о статусе организации в стране ее происхождения является открытой и может быть получена любым желающим. В большинстве государств функционирование систем регистрации организаций, а также процедуры рассмотрения дел об их ликвидации или банкротстве построены на принципах гласности и доступности информации*. Тем не менее в силу различных причин (дополнительные затраты времени, средств, незнание иностранных языков) самостоятельное получение данных сведений нотариусом становится затруднительным.

* Для получения оперативной информации об организациях в ряде государств мира возможно обращение к сайтам соответствующих регистрирующих органов. См., например, сайт Федерального офиса торгового реестра Швейцарии: http://www.zefix.admin.ch (итальянский, немецкий, французский языки). Существуют также неофициальные источники данных об иностранных предприятиях, как правило платные. См., например: http://www.skyminder.com (английский, итальянский, французский языки) и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Международное частное право / Правоспособность иностранных юридических лиц в РФ и российских юридических лиц за границей

Правоспособность иностранных юридических лиц в РФ и российских юридических лиц за границей. Иностранные юридические лица могут осуществлять самые разные действия на территории РФ: заключать сделки на территории России с российскими лицами в отношении имущества, находящегося в России; заниматься хозяйственной деятельностью; открывать в России представительства и учреждать филиалы; создавать с участием или без участия российских лиц новые образования в соответствии с предусмотренными российским правом организационно-правовыми формами; заниматься инвестиционной деятельностью.Таким образом, основой правового положения иностранных юридических лиц в РФ является уравнивание их прав с отечественными лицами. Вместе с тем не стоит забывать о применении к иностранным лицам специального режима, предусматривающего некоторые ограничения. Он действует в РФ в отношении как иностранных юридических, так и физических лиц. Все ограничения перечислить довольно затруднительно. Так или иначе, во всех областях правового регулирования можно найти особенности, связанные с принадлежностью юридического лица к иностранной юрисдикции.Специальный режим для иностранных юридических лиц не обязательно предусматривает ограничения их прав по сравнению с отечественными лицами и запреты на осуществление какой-либо деятельности. В соответствии с этим режимом для иностранных юридических лиц могут устанавливаться особые правила и требования, обусловленные национальностью этих лиц.За границей российские юридические лица подчиняются юрисдикции того государства, на чьей территории данное лицо осуществляет основную хозяйственную деятельность. Однако их личный статут определяется российским правом. Защита прав и интересов российских юридических лиц с учетом законодательства государства пребывания входит в состав основных функций дипломатических и консульских представительств РФ за границей

Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Калькулятор

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ

Основы правового положения юридических лиц: «национальность» и «личный статут»

Характерной чертой в правовом регулировании отношений в области международного частного права выступает разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечествен­ных (национальных) и иностранных. Важ­ным фактором для уточнения гражданско-правового статуса ино­странных юридических лиц в международном частном праве яв­ляется то обстоятельство, что на них воздействуют по крайней мере две регулирующие системы:

  • система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «сво­им»;
  • система права государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон).

Представления личного закона, использовавшиеся в отношении физических лиц, в свое время были перенесены и на юридическую фикцию — юридических лиц, вследствие чего к ним по аналогии продолжали применяться понятия «национальность» и «оседлость».

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

Категория «национальность» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, поскольку она не может иметь ис­ходного содержания — т.е. особой правовой связи лица с государ­ством, выражаемой в институте гражданства, — но используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходно­го употребления, и в юридическом отношении не может рассмат­риваться как надлежащая для целей обращения к ней при характе­ристике юридических лиц. Тем не менее обращение к ней в связи с юридическими лицами не вызывает возражений, если стоит зада­ча отграничения, как было подчеркнуто ранее, отечественных пра­восубъектных образований от таковых иностранных.

Соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, при­надлежащим к договаривающимся государствам, на основе взаимно­сти предоставляется национальный режим (либо режим наибольше­го благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить:

  1. своих, т.е. национальных, юридических лиц;
  2. иностранных, т.е. при­надлежащих к договаривающемуся государству;
  3. «чужих» — принадлежащих к недоговаривающимся государствам.

Очень часто в международной жизни вопросы отыскания за­кона, которому подчиняется и в соответствии с которым было создано то или иное юридическое лицо, возникают в связи с на­логообложением, являющимся важной составляющей его общего правового положения в зарубежной стране. Так, если договором об устранении двойного налогообложения, действующего между РФ и Бельгией, установлено, что от налогообложения на террито­рии одного договаривающегося государства освобождаются дохо­ды, полученные юридическими лицами от соответствующих видов деятельности, осуществляемой на территории другого договари­вающегося государства, то необходимо как минимум подтвердить, является ли данное образование, претендующее, скажем, на осво­бождение от налога на прибыль в России, бельгийским юридиче­ским лицом, и таким образом выявить, распространяются ли на него положения международного договора.

В том же, что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридиче­ским лицам, то к ним прежде всего следует отнести категорию «личного статута» юридического лица. Легально в собственном качестве категория «личного статута» юридического лица закрепле­на в разд. VI «Международное частное право» ГК РФ (в частности, ст. 1202 ГК РФ впервые в отечественной практике международного частного права ввела рассматриваемое понятие lex societatis — «личный закон юридического лица» в нормативный оборот, указав, что «личным законом юридического лица считает­ся право страны, где учреждено юридическое лицо» — п. 1).

Это интересно:  Основные институты конституционного права

Нормы национального права различных государств не совпада­ют по своему содержанию в определении того, какое лицо являет­ся «принадлежащим» к данному государству, вследствие чего их за­конодательство, практика (прежде всего судебная) и доктрина по-разному решает задачу отыскания правопорядка, в рамках кото­рого данное юридическое лицо будет квалифицироваться «своим», т.е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выра­ботаны несколько признаков, руководствуясь которыми законода­тель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного или иностранного правопорядка.

К их числу относятся критерии:

  • учреждения, или регистрации (инкорпорации);
  • местопребывания головных органов (административного центра, центра управления) юридического лица;
  • центра эксплуатации (основной производственной, коммерческой и т. п. деятельности);
  • контроля (при рассмотрении конкретного дела судом, ко­гда соответствующее юридическое лицо обладает несколькими признаками одновременно и ни один из них не квалифицируется решающим).

Теория инкорпорации

В современном международном частном праве основными критериями, которые закрепляются в законода­тельстве и (или) судебной практике различных государств, высту­пают категории инкорпорации и местонахождения юридического лица. Принято считать, что данный признак для определения личного статута иностранного юридического лица свойствен стра­нам, принадлежащим к англосаксонской системе права (США, Великобритания, Канада и др.), вместе с тем ныне и государства так называе­мой континентальной системы права в своем законодательстве и судебной практике активно используют рассматриваемый при­знак. Достаточно сказать, что Россия, Беларусь, Бразилия, Казахстан, Китай, и др. от­сылку к закону места инкорпорации (учреждения, регистрации) закрепляют как необходимый коллизионный принцип для опре­деления личного статута. Только в последние десятилетия он по­лучил распространение (в том числе и благодаря перечисленным в последней группе странам) в качестве легально зафиксирован­ного в нормативном материале соответствующих государств.

Основное содержание теории и самого критерия инкорпора­ции (учреждения):

  • компания (применительно к США — корпорация), принадлежит правопорядку страны, в ко­торой она учреждена в соответствии с ее законодательством (пра­вом).

Иными словами, компания, образованная по английскому закону и существующая на основании его предписаний, будет признаваться английской компанией в тех государствах, правопорядок которых в этой области строится на принципах инкорпора­ции.

Имеются варианты этой теории.

Так, скандинавские страны придерживаются того, что компания подчиняется закону той страны, в которой сделана первая запись о ее регистрации (была занесена в реестр). В большинстве случаев это будет совпадать с государством, согласно закону которого компа­ния была создана, поскольку обязательность первой записи в реестр связывается с получением статуса правосубъектного образования.

Имеются примеры законодательных актов, которые устанавли­вают целые «цепочки» норм, в силу которых на последовательной основе возможно определение личного закона юридического лица. В частности, в венгерском Законе о международном частном праве 1979 г. устанавливается иерархия коллизионных правил для целей отыскания правопорядка, являющегося личным статутом иностран­ного юридического лица. «Личным законом юридического лица является закон государства, на территории которого юридическое лицо было зарегистрировано. Если юридическое лицо было зареги­стрировано согласно законодательству нескольких государств или если согласно закону, действующему по местонахождению его ад­министративного центра, указанному в уставе, регистрации не тре­буется, то его личным законом является закон, применяемый по местонахождению, указанному в уставе. Если юридическое лицо согласно уставу не имеет местонахождения или имеет несколько местонахождений и оно не было зарегистрировано по закону ни одного из государств, то его личным законом является закон госу­дарства, на территории которого находится место осуществления центральной администрации».

Теория оседлости

Согласно этой теории, называемой иногда теорией эффективного местопребывания, личным статутом юри­дического лица (компании, корпорации, правосубъектного това­рищества) является закон той страны, в которой находится его центр управления (совет директоров, правление, иные исполни­тельные или распорядительные органы).

Существует мнение, что для применения теории оседлости не имеет значения, где осуществляется деловая активность такого юридического лица. К числу государств, придерживающихся дан­ного критерия, относятся Австрия, Франция, Испания, Бельгия, Люксембург, ФРГ большинство других стран Европейского союза, а также Украина, Грузия, Швейцария, Польша и т. д. Анализируе­мый признак, как правило, закрепляется в уставе, поэтому счита­ется, что, руководствуясь им, легко установить принадлежность данного юридического лица к соответствующему правопорядку. Однако то же самое можно сказать и о критерии инкорпорации, так как внесение в реестр компаний, корпораций или юридиче­ских лиц в иной правовой форме сопровождается выдачей свиде­тельства (сертификата) о регистрации с указанием в нем того, что рассматриваемое образование создано в соответствии с законами данного государства.

Критерий местонахождения общества, компании, товарищест­ва или корпорации имеет значение и для стран, придерживаю­щихся в своей законодательной и судебной практике теории ин­корпорации.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное».

Материальные нормы Российской Федерации, относящиеся, к примеру, к обществам с ограниченной ответственностью, оперируют сочетанием не­скольких имеющихся в этом отношении признаков: «Место нахо­ждения общества определяется местом его государственной реги­страции. Учредительными документами общества может быть ус­тановлено, что местом нахождения общества является место постоянного нахождения его органов управления или основное место деятельности» (п. 2 ст. 4 Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Теория центра эксплуатации

Еще одним критерием отыскания личного статута юридического лица выступает признак осуществле­ния основной деятельности, который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост: юридическое лицо в качестве личного закона имеет статут той страны, где оно ведет производственную (в широком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свойствен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые операции на территории данного государства. Это имеет определенные корни как политического, юридического, так и эко­номического характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для развития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-правовые формы.

С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контрагентов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных органов государства пребывания за по­добными юридическими лицами, то «привязку» их к отечественно­му правопорядку развивающееся государство может осуществить наиболее простым образом — с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по кор­поративному праву многих стран, традиционно именуемых разви­вающимися, используют в своем законодательстве именно этот принцип.

Рассматриваемый признак может выражаться с помощью раз­нообразных формулировок. Так, в Инструкции ГНС РФ № 39 от 11 октября 1995 г. (в ред. от 29 декабря 1997 г.) для целей опреде­ления места реализации работ (услуг) устанавливается, что тако­вым является «место экономической деятельности покупателя ус­луг, если покупатель этих услуг имеет место нахождения в одном государстве, а продавец — в другом».

Анализируя российское законодательство в той или иной сфе­ре, так или иначе связанной с функционированием юридических лиц, — налоговым, валютным и т. д., можно заметить, что при общем закреплении в праве РФ критерия инкорпорации (ст. 1202 ГК РФ) в нем присутствует как определяющий также и признак «оседлости» — местонахождения.

В законах РФ об акционерных обществах и обществах с огра­ниченной ответственностью место нахождения общества опреде­ляется местом его государственной регистрации.

Определение места нахождения общества имеет значение для решения ряда правовых вопросов, возникающих в его деятельно­сти, в частности для определения места исполнения обязательст­ва, когда оно не указано в договоре или в правовом акте (ст. 316 ГК), установления компетентного учреждения для рассмотрения споров с участием общества и др.

В двусторонних отношениях признание иностранных юриди­ческих лиц осуществляется, как правило, в торговых договорах, договорах о мореплавании и поселении, договорах о правовой помощи или о взаимном поощрении иностранных капиталовло­жений, об устранении двойного налогообложения.

Теория контроля

Начало использования этой теории связывает­ся в истории и науке международного частного права с периодами Первой и Второй мировых войн. Дело в том, что во время воору­женных конфликтов проблема иностранных юридических лиц прини­мает новые очертания, а именно приобретает характер так называе­мых «враждебных иностранцев». Вражеским признавалось юридическое лицо, если его управление или его капитал в целом или большей части находится в руках неприятельских граждан, ибо в этом случае за фикцией гражданского права скрываются дейст­вующие физические лица.

В отечественной литературе по международному частному праву в качестве необходимого прецедента, давшего толчок в применению и развитию «теории контроля», указывается на дело Daimler Co. v. Continental Tyre & Rubber Co., рассматривае­мое английским судом в 1915 г. Суд при разбирательстве дела стал выяснять, кто является действительными участниками дан­ного юридического лица, к какому гражданству они принадлежат и кто стоит во главе управления им. В ходе этого выявилось, что из 25 тысяч акций, составляющих акционерный капитал компа­нии «Даймлер», только одна принадлежала британскому поддан­ному, а остальные находились в собственности германских держателей. Несмотря на то что компания была инкорпорирована в Англии, зарегистрирована согласно английским законам, суд признал на основании выясненных обстоятельств данное юриди­ческое лицо «вражеским», т. е. принадлежащим Германии.

Впоследствии в ходе Второй мировой войны в соответствии с британским актом 1939 г. о сделках с вражескими лицами к враждебным иностранцам вновь были отнесены юридические лица, контролируемые вражескими физическими лицами либо ор­ганизованные или зарегистрированные по законам государства, состоящего с Англией в войне.

В сегодняшней практике подобного рода критерий, как пред­ставляется, применяется не только в процессе ведения каких-ли­бо военных действий, но и в совершенно мирное время на осно­вании решений международной организации, скажем, при введе­нии Советом Безопасности ООН санкций в целях обеспечения мира и безопасности. Например, во исполнение резолюций Сове­та Безопасности специальными распоряжениями Президента РФ ограничивались торговые и другие гражданско-правовые отноше­ния российских хозяйствующих субъектов с предприятиями Бос­нии, Герцеговины, Югославии, Ирака и др. Кроме того, законодательства некоторых государств исходят из названного критерия и в общем плане для достижения определенных целей, скажем, при налогообложении.

Категория личного статута чрезвычайно важна для юридиче­ского лица, поскольку, как было подчеркнуто, именно он отвеча­ет на главный вопрос: является ли данное лицо юридическим, т.е. обладает ли волей, относительно независимой от воли лиц, объединяющихся в нем, иными словами, самостоятельным субъ­ектом права? Таким образом, каждое иностранное юридическое лицо подчиняется иностранному (своему) правопорядку в вопро­сах возникновения, существования, деятельности и ликвидации, а также возможных способов и форм преобразования. Тем же правопорядком регулируется и объем правоспособности юридиче­ского лица, устанавливаются ее пределы. Личный закон юридиче­ского лица, кроме того, указывает на формы и порядок выступ­ления юридического лица во внутреннем и внешнем хозяйствен­ном обороте. Содержание личного статута дает ответы на вопрос, вправе или не вправе рассматриваемое юридическое лицо в своей деятельности выходить за рамки отечественной юрисдикции и ка­ковы условия, формы и специальные требования, предъявляемые к такому выходу. Следовательно, решение проблем личных прав в отношениях данного юридического лица с третьими лицами на­ходится всецело в сфере действия личного статута.

Высказанные соображения подкрепляются конкретным норма­тивным материалом соответствующих государств. Так, в части третьей ГК РФ даны исчерпывающие ответы на вопрос о том, что входит в сферу действия lex societatis. На основе личного за­кона юридического лица определяются, в частности:

    1. статус ор­ганизации в качестве юридического лица;
    2. организационно-пра­вовая форма юридического лица;
    3. требования к наименованию юридического лица;
    4. вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;
    5. содержание правоспособности юридического лица;
    6. порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;
    7. внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;
    8. способность юридического лица отвечать по своим обязатель­ствам (п. 2 ст. 1202).

В целом конструкция «международных юридиче­ских лиц» не вписывается в качестве дополнительной категории в понятийный ряд, существующий в науке и практике междуна­родного частного права, а именно: «национальное юридическое лицо» — «иностранное юридическое лицо», и в любом случае должно включаться либо в одну, либо в другую группу.

Например, транснациональная корпорация «Бритиш Петролеум» будет состоять соответственно из ряда национальных юридических лиц в зависимости от того, в каких юрисдикциях образованы ее до­черние предприятия, — индийского, российского, голландского, нигерийского, кипрского, мальтийского, украинского, казахского и т. д. права. Таким образом, ныне существование данного термина не имеет материальной основы, может ввести в заблуждение. Его использование должно сопровождаться по, крайней мере уточнениями и пояснениями.

«Офшорные» компании

Благодаря сложившейся в результате усиления хозяйственного взаимодействия и интернационализации торгово-производственных связей между различными государства­ми экономической ситуации многим странам приходится соревно­ваться друг с другом за привлечение в свою экономику дополни­тельных денежных и иных средств. В то же время любой предпри­ниматель на определенном этапе сталкивается с проблемами управления, отчетности, с необходимостью выхода на международ­ные рынки компании, а также обязанностью платить в ряде случа­ев достаточно высокие налоги. Возникает вопрос о средствах ре­шения этих проблем. В настоящее время одним из весьма практи­куемых средств подобного рода является офшорный бизнес.

Юридическое содержание понятия «офшорный бизнес» за­ключается в том, что за рубежом появляется новый, в правовом смысле «самостоятельный» субъект хозяйственных отношений. Этот механизм используется для различных целей, в том числе налогового планирования и др. (управления риском; получения доступа к международным финансовым и инвестиционным услу­гам и т. д.). Бесспорно, налоговое планирование — одно из основ­ных направлений и мотивов не только создания, но и развития офшорного бизнеса. Следует подчеркнуть, что термин «налоговое планирование» свойствен в большей мере западной экономиче­ской и юридической науке и практике. В советской, российской, а также экономико-правовой литературе других стран СНГ он до сих пор активно использовался лишь применительно к анализу ситуации в экономике именно развитых стран.

Для Российской Федерации понятия, употребляемые в этой связи («офшорный бизнес», «офшорная компания»), являются не только сравнительно новыми, но и спорными в некоторых отно­шениях. Так, например, весьма распространенным мнением было то, что категория «офшорная компания» не может рассматривать­ся в качестве юридического понятия. Вместе с тем сегодня, как представляется, это уже не соответствует действительности, так как существуют примеры законодательного закрепления этого термина, причем в его противопоставлении другой катего­рии — «внутренней компании» («in shore company»), как это имеет место в Англии, на Кипре, Виргинских островах (Брит.), Багам­ских островах и др.

Таким образом, юридическое содержание понятия « офшорная компания » в современном значении подразумевает такое образова­ние преимущественно корпоративного типа, созданное в рамках определенных юрисдикции, которое не вправе вести производст­венную, торговую и вообще какую-либо хозяйственную деятельность в пределах государства учреждения, и, следовательно, соглас­но действующим в большинстве подобных юрисдикции территорий не подлежащее налогообложению в ее пределах, однако является юридическим лицом, инкорпорированным (учрежденным, образо­ванным) в соответствии с законодательством последнего.

Сошлемся на один из самых известных примеров использова­ния конструкций, предлагаемых офшорным бизнесом для целей минимизации налогообложения. Это схема, разработанная гол­ландским концерном «Филипс». Ее суть состоит в следующем: на Бермудских островах указанным концерном было учреждено до­чернее предприятие — страховая компания «Кингстоун Кэптив Иншуэренс», единственным клиентом которого стал сам концерн «Филипс». По высоким ставкам было застраховано имущество концерна, в том числе такое, которое обычно в страховом бизне­се не страхуется, поскольку шансы его порчи или гибели ничтож­ны. Соответствующие суммы страховых премий стали переводить­ся за границу Голландии — на Бермуды. Оттуда средства в виде займов были предоставлены материнскому обществу. В сочетании со страховыми платежами суммы платы за пользование кредитом существенно меняли объемы прибыли и, следовательно, снижали налогооблагаемую базу. Экономия только за один годичный пери­од составила несколько миллионов долларов. Главным фактором в данной цепочке является ее юридическая неуязвимость.

Видовым понятием, используемым в рамках родового — «оф­шорная компания», — выступает «компания международного биз­неса» (от англ. «international business company»). В настоящем оно известно праву ряда территорий, имеющих преимущественно за­висимый или схожий с ним статус, а иногда и статус самостоя­тельных суверенных государств, предоставляющих льготные нало­говые режимы («налоговые убежища»), что способствует учрежде­нию в их пределах значительного числа иностранных компаний, действующих в международном гражданском обороте. Как прави­ло, компании международного бизнеса не могут осуществлять хо­зяйственную деятельность внутри таких территорий или госу­дарств. В их числе прежде всего получившие наибольшее распро­странение в последнее время так называемые офшорные зоны — Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Панама, Сингапур, ряд штатов США (Делавэр, Невада, Вайоминг и др.), британские за­висимые территории, которые не входят в состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и пользуются определенной степенью самоуправления, включая собственное за­конодательство, а также территории иных государств: Бермудские, Виргинские, Каймановы, Фолклендские острова, Гибралтар, Гон­конг (ныне Сянган), острова Терке и Кайкос, Мэн, Джерси, Гернси, Нидерландские Антильские острова и др. Одним из глав­ных требований по учреждению и функционированию компаний международного бизнеса выступает условие о ведении деятельно­сти исключительно за границей конкретного государства или территории. Кроме того, в силу положений местного законода­тельства необходимо наличие зарегистрированного в пределах рассматриваемой юрисдикции административного центра (центра управления офиса компании), назначение директорами компании граждан данной страны, финансирование компании из источни­ков, находящихся вне этой территории.

Иностранные юридические лица в Российской Федерации

Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации

Иностранными юридическими лицами (применительно к российской правовой системе) считаются юридические лица, зарегистрированные за пределами территории России, правоспособность которых определяется по иностранному праву.

Понятие «иностранные юридические лица» закрепляется в Федеральном Законе «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995г.: согласно ст.2 иностранными юридическими лицами признаются юридические лица и организации, гражданская Правоспособность которых определяется по праву иностранного государства, в котором они учреждены.

Своего рода родственным понятием, применимым к иностранным юридическим лицам, является термин «нерезиденты», который используется при регулировании валютных правоотношений. К нерезидентам относятся юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств с местонахождением на их территории; предприятия с долевым участием иностранных инвестиций либо полностью принадлежащие иностранным инвесторам, которые учреждены в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том случае, если предприятие осуществляет свою деятельность за пределами территории России не менее одного года, и другие образования, перечень которых содержится в Приложении № 1.

Таким образом, анализ российского законодательства показывает, что квалификация юридического лица как иностранного подчиняется различным правилам в зависимости от сферы деятельности и от характера правоотношений, в которых данное юридическое лицо участвует.

В российской правовой системе не закрепляются такие категории, как «допуск», «признание», используемые в отношении иностранных юридических лиц, в отличие, например, от правовой системы Франции, Германии, где предусмотрена специальная процедура признания иностранного юридического лица со стороны государства (в частности, путем издания соответствующего приказа во Франции). Получается, что в целом все иностранные юридические лица могут осуществлять на территории Российской Федерации хозяйственную деятельность, заключать различного рода договоры, открывать представительства или учреждать филиалы, совершать сделки, а также участвовать в любых правоотношениях подобно российским юридическим лицам. При этом никакого официального разрешения для деятельности иностранных юридических лиц со стороны Российской Федерации не требуется.

Вместе с тем, в российском законодательстве по ряду вопросов деятельности иностранных юридических лиц предусмотрено специальное регулирование. Это касается, в частности, налогообложения: иностранное юридическое лицо, действующее на территории России без открытия соответствующего (филиала или представительства, не освобождается от взимания налога на добавленную стоимость при заключении договора аренды помещения (что предусматривается для иностранного юридического лица, осуществляющего свою деятельность на территории России через представительство). Таким образом, российский законодатель «стимулирует» иностранные юридические лица открывать на территории России представительства и филиалы, посредством которых соответствующее иностранное юридическое лицо может осуществлять хозяйственную деятельность. В большинстве случаев так и происходит: иностранные юридические лица занимаются предпринимательством в России через свои представительства и филиалы. Представительства иностранных юридических лиц открываются на территории России в соответствии с Положением о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 30.11.89г. Положение закрепляет порядок открытия представительств, который обусловлен характером деятельности иностранного юридического лица. Предусмотрен срок, на который может открываться представительство: этот срок не превышает трёх лет.

В 1997 году Центральным Банком России было утверждено Положение о порядке открытия и деятельности в Российской Федерации представительств иностранных кредитных учреждений. Разрешение на открытие представительств иностранных кредитных организаций выдается Центральным Банком России сроком на три года.

В вопросе правового положения иностранных юридических лиц на территории России отечественный правопорядок исходит из закрепленного в действующем праве РФ, прежде всего Гражданском кодексе и Законе «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 9 июля 1999 г. (а ранее в Законе РСФСР об иностранных инвестициях от 4 июля 1991 г.), для юридических лиц — иностранных инвесторов — принципа национального режима: «Правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использовании полученной прибыли, предоставленный российским инвесторам, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами».

В максимальной же мере адекватно юридическому содержанию национального режима этот принцип выражен в ст. 2 Гражданского кодекса посредством использования следующей формулы: «Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом».

В свете указанного становится ясно, что, помимо определения правового режима, которым пользуются в РФ иностранные юридические (а также и физические лица-предприниматели), российский правопорядок должен располагать, если не дефинициями, то хотя бы критериями отнесения правосубъектных образований к иностранным юридическим лицам. В настоящее время, действующее право РФ оперирует несколькими понятиями в этом плане. Например, существует категория «российские лица» — т. е. лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеющие постоянное местонахождение на ее территории, а также физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории Российской Федерации и зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, с одной стороны, и понятие «иностранные лица», т. е. «юридические лица и организации в иной правовой форме, гражданская правоспособность которых определяются по праву иностранного государства, в котором они учреждены», — с другой. Об этом говорит ст. 2 Федерального закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г. Вместе с тем в ряде актов в валютном, банковском, налоговом и др. законодательстве России весьма активно используются категории «резидентов» и «нерезидентов». Так, для целей валютного регулирования и валютного контроля под «резидентами» понимаются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, с местонахождением в Российской Федерации, предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством РФ, с местонахождением в РФ, а также находящиеся за пределами РФ филиалы и представительства видов резидентов, указанных выше. В свою очередь «нерезидентами» являются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, с местонахождением за пределами Российской Федерации, предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств с местопребыванием за пределами РФ, а также находящиеся в РФ филиалы и представительства вышеупомянутых нерезидентов.

Сопоставление содержания приведенных понятий позволяет заключить, что все лица, которые, во-первых, организованы в соответствии с законами иного, нежели Российская Федерация, государства, и, во-вторых, имеющие свое местонахождение вне ее территории, должны квалифицироваться как иностранные. Установление «местонахождения» осуществляется в соответствии с требованиями имеющихся правовых актов.

Таковы, в частности, формулировки Закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» 1995 г., который предусматривает, что российскими участниками внешнеторговой деятельности (российскими лицами) являются наряду с другими категориями «юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации и имеющие местонахождение на ее территории» (ст. 2).

Итак, если установлено, что данное юридическое лицо является на территории РФ иностранным, что же оно вправе совершать в гражданско-правовой сфере? И, коль скоро основой правового положения «иностранцев» в России является уравнивание их в правах с национальными лицами за некоторыми изъятиями, устанавливаемые законодательством, на чем прежде всего акцентировалось внимание в настоящем разделе, то каковы же исключения из правил и ограничения, составляющие эти изъятия?

Здесь важное значение имеет, во-первых, то различие, которое проводится, скажем, в налоговом законодательстве, между иностранным юридическим лицом, действующим через представительство, учрежденное в пределах РФ, и таковым, осуществляющим бизнес в России без открытия в ней представительства или филиала.

В общеправовом же плане все иностранные юридические лица могут вести на территории РФ хозяйственную деятельность, заключать сделки, создавать с участием российских юридических и физических лиц либо юридических и физических лиц третьих государств или без таковых новые образования в соответствии с предусмотренным законодательством Российской федерации организационно-правовыми формами, открывать и закрывать представительства или учреждать филиалы, в том числе для ведения внешнеторговой деятельности от имени иностранного юридического лица, совершать связанные с такими и другими сделками расчеты, страховые, транспортные, кредитно-финансовые и другие операции. При этом предусматривается, что иностранное юридическое лицо при совершении сделок на территории РФ не вправе ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя, не известное российскому праву (п. 2 ст. 161 Основ гражданского законодательства). Хотя действующие гражданско-правовые нормы РФ и требуют в силу тех же Основ, чтобы, в частности, форма внешнеэкономических сделок, заключенных на территории России, подчинялась отечественному праву, в то же время это не должно, разумеется, означать, что при этом нельзя стремиться к соблюдению и императивных предписаний, установленных иностранным законом, т. е. правоположениями того государства, где данное юридическое лицо считается национальным. Однако, как представляется, в аспекте данного изложения все же больший интерес представляет отбор и анализ соответствующих норм российского права, предназначенных для регулирования отношений, в которых участвуют иностранные юридические лица.

В том, что касается ведения операций внешнеэкономического характера на российской территории, что является, как правило, в случаях с иностранными юридическими лицами ключевым, то главным началом выступает отсутствие каких-либо формальных разрешений для их осуществления. Тем не менее нужно обратить внимание на известное противоречие между формальным и фактическим моментами в вышеприведенных констатациях. Действительно, строго юридически специального разрешения на осуществление внешнеэкономической (внешнеторговой) деятельности не требуется. С другой стороны, без получения карточки ВЭД (кода участника внешнеэкономической деятельности) ни один субъект права на территории РФ не может ничего реально осуществить в рамках центрального звена такой деятельности — обеспечения таможенной очистки товаров, совершения формальностей при ввозе или вывозе грузов. При таком положении вещей становится принципиальной задача получения соответствующей регистрации, следовательно, разрешений не формального характера, а по существу. Помимо этого, скажем, согласно ст. 172 Таможенного кодекса РФ от 16 июня 1993 г. декларантом при ввозе на таможенную территорию товаров может быть только российское юридическое или физическое лицо. В результате осуществление иностранными юридическими лицами в РФ операций по ввозу и вывозу товаров также сопряжено с определенными препятствиями юридического характера. Требование относительно необходимости соблюдения императивных материально-правовых норм, регулирующих внешнеэкономическую деятельность, — в свою очередь является одним из главных составляющих, характеризующих правовое положение иностранного юридического лица в рассматриваемой сфере. Например, рассматриваемые субъекты обязаны обеспечивать соответствие стандартам, сертификации, безопасности и безвредности товаров, ввозимых на территорию РФ по таким сделкам, удовлетворять формальным требованиям определенного порядка по ввозу и вывозу товаров и услуг, предоставлять статистическую отчетность по своей внешнеторговой деятельности в связи с операциями на территории РФ и т. д.

Так, если в соответствии с Указом Президента РФ № 1209 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок», вступившим в силу 1 ноября 1996 г., необходимо впредь оформление паспорта бартерной сделки, то это распространяется и на иностранные юридические лица. В связи с этим необходимо иметь в виду, что вывоз товаров, работ и услуг, результатов интеллектуальной деятельности должен сопровождаться обязательным ввозом на таможенную территорию РФ товаров, работ и услуг, эквивалентным по стоимости экспортированным товарам либо зачислением на счетах в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров в установленном порядке.

Другой сферой, в правовом и экономическом отношении наиболее значимой для иностранных юридических лиц, как упоминалось выше, является инвестирование с их стороны капиталов в российскую экономику (подробнее см. об этом в гл. 10). Возникающая вследствие этого соответствующая хозяйственная деятельность может проходить в рамках вновь создаваемых структур или привлечения иностранных капиталовложений в уже существующие российские предприятия в установленных законодательством формах, т. е. в качестве предприятий с иностранным участием (ранее именуемых «совместными предприятиями») либо на основе только иностранного учредительства. В подавляющем большинстве случаев — это хозяйственные общества и товарищества: товарищества, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью. Новый закон о регулировании иностранных инвестиций, принятый в Российской Федерации, устанавливает «количественные» параметры для того, чтобы создаваемые на его основе предприятия могли претендовать на пользование льготами и преимуществами, установленными указанным актом (ст. 4).

Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ определяется как правилами нашего законодательства, так и положениями международных договоров РФ с другими государствами. Действующее законодательство исходит из того, что гражданская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждены юридическое лицо или организация (ч. 1 ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 г.)

Согласно Проекту части третьей ГК РФ, личным законом юридического лица считается право страны, где оно учреждено.

На основе личного закона юридического лица определяются, в частности: 1) является ли организация юридическим лицом; 2) организационно-правовая форма юридического лица; 3) требования к наименованию юридического лица; 4) вопросы создания и прекращения юридического лица; 5) вопросы реорганизации юридического лица, включая вопросы правопреемства; 6) содержание правоспособности юридического лица: 7) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; 8) отношения внутри юридического лица, включая отношения юридического лица с его участниками; 9) ответственность юридического лица.

Проект также предусматривает, что иностранное юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, не известное праву страны, в которой орган или представитель иностранного юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении. Аналогичное правило, но в более сокращенной редакции содержится в ч. 2 ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 года.

Приведем пример. В решении по делу арбитраж признал, что правоспособность американской корпорации при заключении арбитражного соглашения определяется по закону места ее учреждения, и потому было применено право США, конкретно — штата Вашингтон, в то время как в отношении определения прав и обязанностей сторон подлежало применению действовавшее тогда советское право.

Согласно многосторонней Конвенции о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г., правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено.

В международных договорах предусматривается взаимное предоставление определенного режима юридическим лицам договаривающихся государств. В этих целях в договорах содержатся и критерии определения национальности юридических лиц. Однако во взаимоотношениях РФ с другими странами определение национальности юридического лица не имеет того значения, которое оно имеет во взаимоотношениях других государств. Это объясняется тем, что под юридическими лицами всегда подразумеваются юридические лица, учрежденные по нашим законам и имеющие место пребывания на территории РФ. Участие иностранного капитала в совместных предприятиях, учрежденных в РФ, не меняют дела, поскольку все они являются юридическими лицами права России.

Вопрос об определении национальности иностранных юридических лиц возникает главным образом при признании их правосубъектности, что является необходимой предпосылкой для заключения с ними сделок.

Приведем ряд примеров из договорной практики. Правовая защита предоставляется в одном государстве наряду с гражданами другого государства также и юридическим лицам, которые созданы в соответствии с законодательством другого государства. Таким образом, в этом договоре, как и в ряде других, национальность юридического лица определяется по месту его учреждения.

Однако иногда используется и другой критерий. Так, в ст. 10 торгового договора между СССР и Австрией 1955 года указано, что соответствующие права предоставляются в одной стране юридическим лицам, имеющим свое место пребывания на территории другой страны.

Таким образом, в отечественной договорной практике применялись обычно два критерия для определения национальности юридических лиц: место учреждения юридического лица и место его пребывания.

Итак, в торговых договорах, заключенных РФ с иностранными государствами, во-первых, определяется, к какому государству относится соответствующее юридическое лицо, поскольку там устанавливается принцип определения национальности юридических лиц; во-вторых, предусматривается взаимное признание правосубъектности этих юридических лиц, то есть в РФ признается соответствующее юридическое лицо, созданное, например, в Финляндии, а в Финляндии признаются юридические лица, созданные в РФ; и наконец, в-третьих, содержатся .правила о режиме юридических лиц, о режиме наибольшего благоприятствования или национальном режиме. РФ предоставляют по торговым договорам иностранным юридическим лицам режим наибольшего благоприятствования. Что же касается национального режима, то он предоставляется в определенных сферах (право на судебную защиту, в области торгового мореплавания). Если торговым договором предусматривается режим наибольшего благоприятствования, то это значит, что ко всем иностранным юридическим лицам должны применяться одинаковые положения. Никакой дискриминации в отношении иностранного юридического лица какого-либо государства, с которым заключен договор на основе принципа наибольшего благоприятствования, не допускается.

Какими правами пользуются иностранные юридические лица в России и других странах СНГ?

Напомним, что, согласно общему принципу, предусмотренному п. 1 ст. 2 ГК РФ, правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с Проектом части третьей ГК, РФ иностранным юридическим лицам предоставляется национальный режим. Согласно ст. 1213 Модельного гражданского кодекса стран СНГ, иностранные юридические лица осуществляют в соответствующем государстве СНГ предпринимательскую и иную деятельность, регулируемую гражданским законодательством, в соответствии с правилами, установленными этим законодательством для такой деятельности отечественных юридических лиц, если для иностранных юридических лиц не предусмотрено иное.

Иностранные юридические лица имеют право на судебную защиту своих прав.

Каких-либо особых разрешений иностранным фирмам для заключения сделок или же для обеспечения охраны их прав не требуется. Иначе обстояло дело с хозяйственной деятельностью иностранных юридических лиц на территории СССР. В условиях социалистической системы такая деятельность осуществлялась только в разрешительном порядке, что препятствовало проникновению иностранного капитала в советскую экономику на всех этапах развития советского государства. В то же время такой порядок не исключал привлечения в необходимых случаях иностранных фирм к осуществлению под контролем и с разрешения советского государства определенной хозяйственной деятельности на территории СССР.

Организационные формы участия иностранных фирм в хозяйственной деятельности в СССР не оставались неизменными. Они обусловливались задачами, стоящими перед народным хозяйством СССР на определенных этапах его развития.

С начала 20-х годов допускались концессии, которые не сыграли большой роли в развитии экономики страны. Условия концессий определялись договором, заключаемым концессионером с государством.

В конце 20-х годов появилась другая форма допущения в СССР иностранных фирм. В годы первой пятилетки стал осуществляться ввоз иностранного оборудования для строительства и оснащения предприятий. С целью организации монтажа оборудования, образования складов запасных частей в СССР стали создаваться представительства некоторых иностранных фирм.

Увеличение объема внешнеторговых операций с СССР, а главное, заключение ряда долгосрочных контрактов, постоянное и длительное сотрудничество с нашей страной привели к расширению числа крупных иностранных фирм, открывших свои представительства в СССР. В конце 60-х годов и начале 70-х годов в Москве были открыты представительства японских, итальянских, французских, западногерманских, а затем и американских фирм. Стали функционировать представительства банков. Открытие представительств иностранных фирм в СССР осуществлялось в соответствии с Положением о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 30 ноября 1989 г. Предусмотренные этим постановлением Правила об открытии представительств иностранными юридическими лицами продолжают действовать в России. Согласно Положению, иностранные фирмы, банки и организации могут открывать представительства в РФ не иначе как с особого разрешения, выдаваемого в зависимости от характера их деятельности соответствующими министерствами и ведомствами, а также ТПП РФ. В разрешении указываются: цель открытия представительства; условия, на которых фирме разрешается это сделать; срок, на который выдается разрешение; количество сотрудников представительства из числа иностранных граждан — служащих фирм. Представительство выступает в обороте от имени и по поручению представляемой им фирмы и осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательством РФ. Представительства открываются, как правило, на срок не свыше трех лет, который может быть продлен.

Разрешение на открытие представительства РФ выдавалось иностранным фирмам, известным на мировом рынке; положительно зарекомендовавшим себя в качестве партнеров наших организаций по сотрудничеству в различных сферах; заключившим с нами крупномасштабные сделки; осуществляющим промышленную кооперацию с нашими предприятиями и организациями; заключившим с нашими организациями наиболее важные» соглашения о научно-техническом сотрудничестве.

Деятельность представительства прекращается: с истечением срока разрешения; с прекращением деятельности фирмы; прекращением действия межправительственного соглашения, на основании которого было открыто представительство; по решению самой фирмы, а также по решению соответствующего министерства или ведомства, при котором было аккредитовано представительство (в случае нарушения представительством условий его деятельности).

В определенных вопросах иностранное юридическое лицо подчиняется законам страны своей национальности. Речь идет о вопросах, которые определяются личным статутом этого юридического лица, в частности относительно его учреждения и ликвидации. Если соответствующее юридическое лицо за границей будет ликвидировано, то и в РФ оно или его отделение тоже будет считаться ликвидированным. По другим же вопросам действует российское законодательство.

При осуществлении деятельности в РФ юридическое лицо должно подчиняться соответствующим нормам нашего права, а также положениям международного договора, заключенного РФ с соответствующим государством. Наряду с представительствами иностранные юридические лица могут создавать на территории РФ свои филиалы. В соответствии с Законом об иностранных инвестициях от 4 июля 1991 г. иностранные юридические лица могут создавать на территории России предприятия с долевым участием российских и иностранных инвесторов (совместные предприятия) и предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам.

Таким образом, в соответствии с новыми условиями, сложившимися в России, иностранные юридические лица могут заниматься предпринимательской деятельностью непосредственно на территории России, включая и торговую деятельность, не создавая для этого каких-либо организационно-правовых структур, если в федеральном законодательстве не предусмотрены специальные изъятия.

Однако наиболее характерным для этого периода явилось осуществление такой деятельности путем создания предприятий с иностранными инвестициями.

В случае создания таких предприятий или открытия представительств правовые формы предприятий, а также условия открытия представительств определяются российским законодательством.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, jurkom74.ru, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector