Физические лица как субъекты международного частного права

Положение физических лиц в международном частном праве, определение их гражданской правоспособности

Субъектами большинства ЧПО с иностранным элементом являются физические лица. В международном частном праве определены следующие категории физических лиц: иностранные граждане, апатриды, бипатриды, беженцы. Иностранные граждане – это лица, имеющие юридическую связь с каким-либо государством; бипатриды – лица, имеющие правовую связь с двумя или несколькими государствами; апатриды – лица, не имеющие юридической связи ни с каким государством; беженцы – лица, вынужденные по определенным причинам (указанным в законе) покинуть территорию своего государства и получившие убежище на территории другого. Правовой статус бипа-тридов и апатридов обладает серьезной спецификой. В международном праве он оценивается как усложненный статус, международно-правовая патология.

Основная особенность гражданско-правового положения иностранных граждан заключается в том, что они в принципе подчиняются двум правопорядкам – правопорядку государства места пребывания и правопорядку государства своего гражданства. Их правовое положение отличается двойственным характером.

Во многих зарубежных правовых системах (Франция, Испания) существует специальная отрасль права – «право иностранцев». В законодательстве таких государств определены различные категории иностранных граждан. Понятие «иностранец», как правило, включает в себя бипатридов, апатридов и беженцев. В большинстве национальных законов установлен принцип национального режима в применении к физическим лицам (иностранцы уравнены в правах с местным населением). Национальный режим основан на принципах равенства и равноправия.

Лица, постоянно или временно пребывающие на территории иностранного государства, естественно, обязаны соблюдать его законы и подчиняться местному правопорядку. Однако отдельные вопросы правового статуса таких лиц определяются их личным законом. Понятие личного закона физических лиц в российском праве установлено в ст. 1195 Гражданского кодекса. Генеральная коллизионная привязка личного закона – это закон государства гражданства, субсидиарная – право государства места жительства. Личный закон иностранного гражданина – это право страны, гражданство которой данное лицо имеет.

Личным законом лиц с двойным гражданством, одно из которых российское, является российское право. Личным законом иностранных граждан также может быть российское право, если иностранец имеет место жительства в Российской Федерации (п. 3 ст. 1195 Гражданского кодекса). Личный закон апатрида определяется на основе признака домицилия (п. 5 ст. 1195 Гражданского кодекса). Такая норма является общей для законодательства большинства государств, но это правовое положение порождает проблему. Как определить личный закон апатрида при отсутствии у него постоянного места жительства? Закон домицилия применяется и при определении личного закона бипатрида (п. 4 ст. 1195 Гражданского кодекса). Личным законом индивида, имеющего статус беженца, является право страны убежища (п. 6 ст. 1195 Гражданского кодекса).

Гражданская правоспособность физических лиц – это способность индивида иметь права и обязанности. В праве большинства государств установлена императивная материально-правовая норма. В сфере гражданской правоспособности иностранцы пользуются национальным режимом; однако отдельные вопросы правоспособности имеют коллизионное регулирование и определяются по личному закону индивида.

В российском праве гражданская правоспособность физических лиц определяется на основе их личного закона (ст. 1196 Гражданского кодекса). При этом иностранные граждане и апатриды пользуются в Российской Федерации гражданской пра во спо соб но с тью наравне с российскими гражданами. Российское право закрепляет сочетание коллизионного и материально-правового методов регулирования гражданской правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства. Предоставление национального режима этим лицам на территории РФ установлено в Конституции (ч. 3 ст. 62). Применение коллизионного регулирования – личного закона – предполагает признание иностранных ограничений правоспособности, основанных на приговоре иностранного суда и не противоречащих публичному порядку РФ. В российском законодательстве установлены и другие изъятия из принципа национального режима (ограничения прав иностранцев заниматься определенной деятельностью, занимать определенные должности).

Гражданская правоспособность российских граждан за рубежом определяется в соответствии с законодательством государства пребывания. Российское государство обязано защищать граждан Российской Федерации за рубежом и оказывать им покровительство. Если в каком-либо государстве имеет место ущемление прав российских граждан, то постановлением Правительства РФ могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) к гражданам соответствующего иностранного государства на территории РФ (ст. 1194 Гражданского кодекса).

Гражданская дееспособность физических лиц в международном частном праве

Гражданская дееспособность физического лица – это его способность своими действиями осуществлять гражданские права и обязанности. Законодательство всех стран устанавливает, что полностью дееспособным в публичном и частном праве индивид становится по достижении установленного в законе возраста. В законодательстве также закреплена возможность признания физического лица неде-ес по соб ным или ограниченно дееспособным. Ос нов ны ми аспектами правового статуса индивида, связанными с категорией гражданской дееспособности, являются право лица на имя (ст. 1198 Гражданского кодекса), институты опеки и попечительства, признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление его умершим. Общепризнанным является положение, что вопросы гражданской дееспособности индивидов подчиняются коллизионному регулированию (генеральная коллизионная привязка – личный закон физического лица).

В российском праве гражданская дееспособность индивидов определяется их личным законом (ст. 1197 Гражданского кодекса). Для установления личного закона (право государства гражданства или домицилия) используется ст. 1195 Гражданского кодекса. Современное российское законодательство содержит новеллу: физическое лицо не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности по его личному закону, если такое лицо является дееспособным по праву государства места совершения сделки (п. 2 ст. 1197 Гражданского кодекса). Ссылка иностранца на отсутствие у него дееспособности по его личному закону принимается во внимание как исключение, если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Эта норма связана с одним из общих принципов, давно господствующих в международном частном праве: лицо, дееспособное по своему личному закону, всегда признается дееспособным за границей; лицо, недееспособное по своему личному закону, может быть признано дееспособным за границей.

Ограничение дееспособности физических лиц производится исключительно в судебном порядке (ст. 22, 29, 30 Гражданского кодекса). По общему правилу, индивид может быть признан полностью недееспособным или ограниченно дееспособным только у себя на родине в соответствии со своим личным законом. Однако достаточно часто встречаются ситуации, когда подобное решение выносится судом другого государства (и в соответствии с правом страны суда) по отношению к иностранному гражданину. В таких случаях возникает проблема признания иностранного судебного решения на родине иностранца (в особенности если основания ограничения дееспособности по законам этих государств не совпадают).

На территории РФ признание физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву (п. 3 ст. 1197 Гражданского кодекса). Иностранцы в России могут подвергнуться ограничению дееспособности при условии уведомления компетентных органов государства гражданства такого лица об основаниях ограничения дееспособности и согласии государства гражданства на судебное разбирательство в РФ. Основания ограничения дееспособности должны совпадать по законам обоих государств. Кроме того, иностранцы, имеющие постоянное место жительства на территории РФ, могут быть подвергнуты ограничению дееспособности в российских судах на общих основаниях в соответствии с российским правом (поскольку личный закон таких лиц – это российское право (п. 3 ст. 1195 Гражданского кодекса)).

В основном вопросы ограничения дееспособности иностранных граждан в судах другого государства разрешаются в международных договорах (Кодекс Бустаманте, Конвенция о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам стран СНГ 1993 г., Договор о правовой помощи между Российской Федерацией и Польской Республикой 1996 г. и др.). Практически все международные соглашения содержат дополнительную коллизионную привязку – «закон компетентного учреждения».

Очень серьезной проблемой современного международного частного права является институт безвестного отсутствия и объявления безвестно отсутствующих лиц умершими. В международном праве действуют и многосторонние (Конвенция об объявлении умершими лиц, безвестно отсутствующих, 1950 г.), и двусторонние соглашения, регулирующие этот вопрос. В многосторонних и двусторонних договорах о правовой помощи коллизионные проблемы безвестного отсутствия разрешаются на основе личного закона или закона суда. По общему правилу компетентными являются суды государства гражданства того лица, в отношении которого возбуждено дело о безвестном отсутствии. В отдельных случаях, прямо предусмотренных в договоре, компетентным является суд другой договаривающейся стороны (ст. 23 Российско-польского договора о правовой помощи 1996, г.), а применимым правом – закон суда.

Институты опеки и попечительства неразрывно связаны с категорией дееспособности. Опека устанавливается над малолетними и недееспособными гражданами (ст. 32 Гражданского кодекса), а попечительство – над несовершеннолетними и ограниченно дееспособными гражданами (ст. 33 Гражданского кодекса). Коллизионное регулирование опеки и попечительства предусмотрено в ст. 1199 Гражданского кодекса. Установление и отмена опеки и попечительства производятся в соответствии с личным законом опекаемого или подопечного. Личный закон опекуна (попечителя) применяется для установления его обязанности принять опеку (попечительство). Закон компетентного учреждения определяет отношения между опекуном (попечителем) и опекаемым (подопечным). Законодательно закреплено применение российского права, если оно наиболее благоприятно для опекаемого (подопечного), имеющего место жительства в Российской Федерации.

Статья 1199 Гражданского кодекса содержит «цепочку» коллизионных норм: отдельные аспекты одного и того же правоотношения регулируются посредством различных коллизионных привязок. Положения ст. 1199 Гражданского кодекса являются одними из наиболее удачных в российском МЧП.

Правовой статус юридических лиц в международном частном праве

Учитывая роль, которую юридические лица играют в международных, хозяйственных отношениях, именно они являются основными субъектами международного частного права. Специфика правового статуса и деятельности юридических лиц определяется в первую очередь их государственной принадлежностью. Именно национальность (государственная принадлежность) юридических лиц является основой их личного статута. Понятие личного статута юридических лиц известно праву всех государств и практически везде определяется сходным образом: статус организации в качестве юридического лица, его организационно-правовая форма и содержание правоспособности, способность отвечать по своим обязательствам, вопросы внутренних отношений, реорганизации и ликвидации (п. 2 ст. 1202 Гражданского кодекса). Юридические лица не вправе ссылаться на ограничение полномочий их органов или представителей на совершение сделки, неизвестное праву страны места со вер ше ния сдел ки, за ис клю че ни ем случаев, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать об указанном ограничении (п. 3 ст. 1202 Гражданского кодекса).

Во всех государствах действующие на их территории компании делятся на «отечественные» и «иностранные». Если юридические лица осуществляют хозяйственную деятельность за границей, они находятся под воздействием двух систем правового регулирования – системы национального права государства «гражданства» данного юридического лица (личный закон) и системы национального права государства места деятельности (территориальный закон). Именно коллизионный критерий «личный закон» в конечном счете предопределяет национальность (государственную принадлежность) юридических лиц. Личный закон юридических лиц может пониматься в четырех вариантах:

  1. теория инкорпорации – юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории оно учреждено (США, Великобритания, Канада, Австралия, Чехия, Словакия, Китай, Нидерланды, Российская Федерация);
  2. теория (ценз) оседлости – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории расположен административный центр, управление компанией (Франция, Япония, Испания, ФРГ, Бельгия, Украина, Польша);
  3. теория центра эксплуатации (места осуществления основной хозяйственной деятельности) – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет свою основную деятельность (Италия, Индия, Алжир);
  4. теория контроля – юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования). Теория контроля определена как господствующее правило коллизионного регулирования личного статута юридических лиц в праве большинства развивающихся стран (Конго, Заир). В качестве субсидиарной коллизионной привязки эта теория используется в праве Великобритании, США, Швеции, Франции.

Такое многовариантное понимание коллизионного прин-ципа «личный закон юридического лица» оказывает серьезное негативное влияние на развитие международных экономических отношений. Различное определение на ци о наль ной принадлежности юридических лиц порождает проблемы «двойной национальности», двойного налогообложения, невозможности признать компанию банкротом или наложить арест на ее уставный капитал. Например, юридическое лицо, зарегистрированное в России и осуществляющее основную производственную деятельность в Алжире, будет иметь двойную национальность: по алжирскому законодательству (в соответствии с теорией центра эксплуатации) такая компания считается лицом алжирского права, а по российскому (теория инкорпорации) – лицом российского права. Для обоих государств такое юридическое лицо считается «отечественным», следовательно, и налоговым резидентом. В итоге возникает проблема двойного налогообложения. Если же компания зарегистрирована в Алжире, а место ее основной производственной деятельности – Россия, то данное юридическое лицо с точки зрения Алжира подчиняется российскому праву, а с точки зрения России – алжирскому. В подобном случае компания является «иностранной» для обоих государств и, соответственно, не имеет налогового домицилия.

Специфика правового статуса транснациональных компаний

От национальных юридических лиц, созданных на основе права одного государства, следует отличать международные юридические лица, которые создаются на основе международного договора, межведомственного соглашения или законодательства двух и более государств. Такие компании представляют собой транснациональные объединения, и их личным законом не может быть право одного государства. Особые сложности связаны с определением личного закона ТНК. С одной стороны, они создаются по праву какого-то конкретного государства, с другой – их дочерние и внучатые компании действуют в качестве самостоятельных юридических лиц в других государствах. ТНК имеют интернациональный характер не только по сфере деятельности, но и по капиталу.

ТНК представляют собой сложнейшую многоступенчатую вертикаль: головная корпорация (национальное юридическое лицо), дочерние холдинговые (держательские, акционерные) компании (юридические лица того же или других государств), внучатые производственные компании (юридические лица третьих стран), правнучатые холдинговые компании (юридические лица четвертых стран) и т. д. Национальность каждой «дочки», «внучки», «правнучки» и т. п. определяется в соответствии с законодательством того государства, на чьей территории такое подразделение действует. С правовой точки зрения ТНК является конгломератом юридических лиц различной национальности, управляемых из единого центра (головная корпорация) при помощи холдинговых компаний. Характерная особенность ТНК – несоответствие экономического содержания юридической форме: производственное единство оформлено юридической множественностью.

Это интересно:  Какие отношения регулируются гражданским правом

В современном мире деятельность ТНК имеет глобальный характер (например, корпорация «Майкрософт»). Установить единый личный закон подобного объединения можно только при использовании теории контроля (которая закреплена в законодательстве далеко не всех государств): по личному закону головной компании. В настоящее время в доктрине и практике широко применяется понятие «право ТНК». Это понятие имеет в виду применение к установлению личного закона и деятельности таких компаний не национального права какого-то государства, а международного или «квазимеждународного» права, «общих принципов права», «общих принципов международного права». Такая концепция представляется наиболее функциональной, тем более что именно на международном уровне раз ра бо тан Кодекс поведения ТНК.

Специфическим видом транснациональных компаний являются офшорные компании, создаваемые в специальных офшорных зонах. Офшорная зона – это страна или территория, национальное законодательство которой предусматривает возможность регистрации юридических лиц, занимающихся международным бизнесом, и предоставление им льготного режима налогообложения. Офшорные зоны создаются с целью привлечения иностранных инвестиций и создания рабочих мест для собственного населения. Появление и развитие офшорного бизнеса связано, прежде всего, с налоговым планированием. Международное налоговое планирование представляет собой законный способ уменьшения налогового бремени во внешнеэкономической деятельности и получения налоговых льгот. Смысл регистрации компании в офшорной зоне – уход от налогообложения в «родном» государстве (стране действительного происхождения компании).

Одними из основных признаков офшора являются, с одной стороны, абсолютный запрет для иностранных компаний на привлечение местного капитала и ведение хозяйственной деятельности в государстве регистрации, а с другой – обязательное привлечение местного населения к управлению такими компаниями и использование услуг местных юридических (регистрационных) фирм. В большинстве офшорных зон действуют специальные законы о компаниях, регулирующие правовой статус зарегистрированных в офшоре иностранных фирм (например, Британские Виргинские острова – Ордонанс о компаниях международного бизнеса 1984 г., Закон об управлении компаниями 1990 г. и др.). Во многих государствах офшорные компании противопоставляются юридическим лицам национального права (Великобритания, Кипр, Багамские острова). Промышленно развитые страны достаточно негативно относятся к практике использования офшорных центров их национальными компаниями. В целях ужесточения контроля за движением капиталов через границы и ограничения количества офшорных компаний во многих странах принято антиофшорное законодательство (США, Великобритания, Франция). В рамках ЕС в обязательном порядке проверяются все сделки с компаниями из офшорных зон и все отчисления в адрес офшорных компаний облагаются дополнительным налогом «у источника». Процесс борьбы с офшорами начался в середине 80-х гг. XX в. В России принят Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Одной из основных причин борьбы с офшорами является использование их для отмывания криминального капитала. Привлекательность офшоров для нелегального бизнеса обусловлена льготным налоговым режимом и абсолютной степенью конфиденциальности в отношении капиталов, вывозимых из других государств. Борьба с отмыванием преступных капиталов в офшорах ведется на международном уровне с использование механизма международных организаций – ОЭСР и ФАТФ.

Офшорные юрисдикции поделены на «респектабельные» (имеющие законодательство о борьбе с отмыванием «грязных денег» и не допускающие на свою территории «сомнительные компании» – Багамские острова, Сингапур, Люксенбург, Гонконг, Швейцария) и «нереспектабельные» (отсутствует законодательство о борьбе с отмыванием денег – острова Джерси, Гернси, Мэн, Либерия). Например, на Каймановых островах (респектабельная юрисдикция) принят Закон, в соответствии с которым требуется согласие властей государства национальной принадлежности компании на ее регистрацию в качестве офшорной, даже если эта компания не собирается заниматься хозяйственной деятельностью в своем «родном» государстве.

В 2001 г. ФАТФ составила «черный» список стран, не оказывающих содействия в проведении международных расследований дел об отмывании денег. На начало 2004 г. в этот список входят: Гватемала, Индонезия, Мьянма, Науру, Нигерия, острова Кука, Сент-Винсент и Гренадины, Украина, Филиппины. Россия была исключена из этого списка в октябре 2002 г.

Правовое положение государства как субъекта международного частного права

Государство – основной, универсальный субъект МПП. Однако правоотношения с участием государства могут иметь и частноправовой характер. Государство как единственный суверенный субъект права обладает международной публичной и частноправовой правосубъектностью. Более типичными для государства являются отношения публично-правового характера, тем не менее оно вправе вступать в имущественные и неимущественные гражданские правоотношения, обладающие, естественно, особой спецификой, поскольку государство обладает качеством особого субъекта права. Это качество обусловлено тем, что государство не является юридическим лицом, поскольку суверенно и само определяет свой правовой статус.

Сделки, совершаемые государством, имеют особый правовой режим. Особенности правового регулирования частноправовой деятельности государства предопределены его суверенитетом. Вступая в гражданско-правовые отношения, государство не теряет свои качества как суверена. Суверенитет предполагает наличие у государства целого комплекса иммунитетов. В XIX в. в доктрине права была разработана теория абсолютного иммунитета государства. В соответствии с этой теорией государство как субъект гражданско-правовых отношений обладает следующими иммунитетами:

  1. судебным – неподсудность одного государства судам другого. Все сделки государства должны рассматриваться только в его собственных судах. Без прямо выраженного согласия государства на судебное разбирательство в иностранном суде его нельзя привлечь к судебной ответственности за границей;
  2. от предварительного обеспечения иска – без прямо выраженного согласия государства в отношении его имущества, находящегося за границей, не могут быть приняты никакие меры в качестве предварительного обеспечения иска;
  3. от принудительного исполнения судебного решения – без согласия государства по отношению к нему не могут быть применены никакие принудительные меры по обеспечению иска или исполнению решения;
  4. собственности государства– собственность иностранного государства неприкосновенна, не может быть национализирована, конфискована, на нее нельзя обратить взыскание. Без согласия государствасобственника его имущество не может быть подвергнуто принудительному отчуждению, насильственно удерживаться на территории иностранного государства;
  5. доктрины акта государства (связана с иммунитетом собственности государства) – если государство заявляет, что имущество принадлежит ему, то суд иностранного государства не вправе подвергать это заявление сомнению. Никакие иностранные компетентные органы не могут рассматривать вопрос о том, принадлежит ли действительно собственность государству, если оно заявляет, что собственность принадлежит ему. Согласно коллизионному иммунитету государства к ЧПО государства должно применяться только его собственное право. Все сделки государства подчиняются его национальному праву.

На практике доктрина абсолютного иммунитета может применяться только тогда, когда государство фактически не является субъектом гражданских правоотношений и участвует в них в исключительно редких случаях. Во второй половине XX в. степень участия государства в гражданских отношениях резко возросла, что послужило причиной появления в доктрине теорий «служебного иммунитета», «торгующего государства» и доктрины функционального (ограниченного) иммунитета. Все эти теории направлены на ограничение иммунитета иностранного государства. Их суть сводится к тому, что, если государство от своего имени совершает торговые сделки, оно автоматически в отноше-нии таких сделок и связанного с ними имущества отказывается от иммунитета и ставит себя в положение частного лица.

Конституционные суды многих европейских государств (Австрии, Бельгии, Греции, Италии, ФРГ, Швейцарии) в 60-х гг. XX в. приняли решения об ограничении иммунитета государства, выступающего в качестве участника международных гражданских правоотношений. Эти решения основаны на доктрине функционального иммунитета: иностранное государство, выступающее в качестве коммерсанта, может быть привлечено к суду на общих основаниях, его имущество на тех же основаниях может быть объектом взыскания, а его сделки не изымаются из сферы действия местного права даже без согласия соответствующего иностранного государства.

Во многих западных странах существует довольно обширное законодательство, регулирующее иммунитеты государства: Закон США об иммунитете иностранных государств 1976 г., Акт Великобритании о государственном иммунитете 1978 г., законы об иммунитете иностранного государства в Пакистане и Аргентине 1995 г. Все эти законы основаны на доктрине функционального иммунитета государства. Судебная практика перечисленных государств делит акты государства на публичные и частные, коммерческие и некоммерческие. Иностранное государство пользуется иммунитетом только в случаях совершения суверенных действий (открытие дипломатических и консульских представительств). Если же государство совершает действия коммерческого характера (т. е. ведет торговую деятельность), оно иммунитетом не пользуется. При определении характера деятельности иностранного государства суды должны принимать во внимание именно природу сделки, а не ее цель. Иностранному государству не предоставляется иммунитет от исполнительных действий в отношении собственности, которая используется в торговых целях.

Основной международно-правовой акт, регулирующий иммунитеты государства, – это Европейская (Брюссельская) конвенция о государственном иммунитете 1972 г., принятая Советом Европы. В Конвенции прямо закреплена теория функционального иммунитета: преамбула Конвенции прямо указывает, что государства-участники учитывают проявляющуюся в международном праве тенденцию ограничения случаев, когда государство может ссылаться на иммунитет в иностранном суде. Иностранное государство пользуется иммунитетом (ст. 15) в отношениях публичного характера, но не вправе ссылаться на иммунитет в суде другого государства при вступлении в ЧПО с иностранными лицами. Конвенция закрепляет широкий, детализированный перечень таких отношений.

Работа по кодификации правовых норм о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности давно ведется в Комиссии международного права ООН. Комиссия подготовила Проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (основанный на доктрине функционального иммунитета), который в 1994 г. был одобрен в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. На основе Проекта статей Комиссия в 1999 г. подготовила проект Конвенции «Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности».

Основные начала участия государства в международных ЧПО, его выступления в качестве субъекта международного частного права заключаются в том, что отношения имеют исключительно гражданско-правовой характер, а контрагентом государства может выступать только иностранное частное лицо. В современном мире признается общий принцип: государство, участвуя в ЧПО, выступает в них на равных началах со своими контрагентами. Это положение закреплено в ст. 124 и 1204 Гражданского кодекса. Однако данные нормы российского права имеют диспозитивный характер и предусматривают возможность издания законов, устанавливающих приоритетные права государства в ЧПО.

Статья 127 Гражданского кодекса закрепила норму, что особенности ответственности Российской Федерации и ее субъектов в гражданских отношениях с участием иностранных лиц «определяются законом об иммунитете государства и его собственности», но до сих пор такой закон не принят, хотя работа над его проектами идет с начала 1990-х гг. Положения проекта ФЗ «Об иммунитете государства», подготовленного в 2000 г. в Центре торговой политики и права, полностью основаны на доктрине функционального иммунитета, очень многие нормы реце-пированы из Европейской конвенции 1972 г.

Действующее российское законодательство до настоящего времени основано на теории абсолютного иммунитета (ст. 401 ГПК, ст. 251 АПК), что представляет собой полный анахронизм и является одним из наиболее серьезных тормозов притока иностранных инвестиций в РФ. Пороки законодательства в определенной степени нивелируются положениями заключенных российским государством соглашений с частными иностранными партнерами, в которых закрепляется явно выраженное, прямое согласие государства на ограничение его иммунитета. Международные двусторонние договоры РФ о взаимной защите и поощрении инвестиций (с США, Венгрией, Южной Кореей и др.) устанавливают взаимный отказ субъектов договора от государственных иммунитетов, наличие арбитражной оговорки в пользу иностранного коммерческого арбитража (в основном Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты).

Международные межправительственные организации как субъекты международного частного права

ММПО являются, прежде всего, традиционными и типичными субъектами международного права. Объем международной правосубъектности ММПО, естественно, меньше, чем у государств-членов; тем не менее организации входят в группу полноправных и основных субъектов международного права. Однако любая ММПО имеет и частноправовой статус и выступает субъектом международного частного права.

В международных гражданских правоотношениях международные организации выступают как юридического лица. Это закреплено в уставах многих ММПо (ст. 39 Устава МОТ, ст. 16 Устава МАГАТЭ, ст. 9 Устава МВФ). В законодательстве многих государств (США, Великобритания, Россия) закреплено, что международные организации могут действовать на их территории в качестве юридических лиц. Юридический комитет ООН провел исследование международной и национальной судебной и арбитражной практики, результаты которого показали, что все национальные правоприменительные органы признают за ММПО статус юридических лиц.

Международные организации представляют собой юридические лица особого рода – международные юридические лица. Поскольку ММПО возникают в рамках международного правопорядка, качество юридического лица может возникнуть у них только на основе МПП. Частноправовой статус организации закреплен в ее уставе, который является международным договором. В дальнейшем статус ММПО как международных юридических лиц закрепляется в международных соглашениях с участием этих организаций и в правовых актах, принимаемых самими ММПО. Международные юридические лица являются носителями прав и обязанностей цивилистического характера, возникающих в международном обороте, обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в качестве истцов или ответчиков по частноправовым спорам в правоприменительных органах.

Необходимо учитывать, что гражданская правоспособность ММПО определяется не национальным, а международным правом и имеет серьезную специфику, поскольку речь идет именно о международных юридических лицах. ММПО как субъект МПП обладает привилегиями и иммунитетами (собственности, от национальной юрисдикции, от применения национального права), при этом вступление ММПО в ЧПО предполагает отказ от этих привилегий и иммунитетов. Международные организации как международные юридические лица имеют осложненный, двойственный правовой статус.

Это интересно:  Правила увольнения на испытательном сроке

Для ММПО существует объективная необходимость заниматься частноправовой деятельностью. Объем и виды частных сделок международных организаций чрезвычайно разнообразны: покупка и аренда недвижимости, покупка офисного оборудования, покупка услуг (эксперты, переводчики, консультанты), заключение трудовых контрактов. Все эти сделки оформляются в традиционной форме договоров подряда, купли-продажи, аренды. Для многих коммерческих фирм заключение контрактов с ММПО считается особо престижными операциями, поэтому многие из таких контрактов заключаются на кон кур с ной и аукционной ос но ве.

Право, применимое к сделкам с участием ММПО, определяется на основе автономии воли сторон и права места заключения сделки. Однако эти традиционные коллизионные принципы в подобных сделках трактуются значительно шире, чем при заключении контрактов между национальными юридическими лицами. Права и обязанности международной организации как юридического лица определяются международным правом, поэтому коллизионное регулирование гражданских правоотношений с участием ММПО подчиняется не только национальному, но и международному праву. В 1975 г. Комитет по контрактам Секретариата ООН разработал Типовые правила и образцы контрактов для всех ММПО системы ООН. В специальном заключении Юридического отдела Секретариата ООН (2002 г.) подчеркивается, что «контрактная практика ООН по возможности стремится избежать ссылки на любое конкретное право, особенно национальное. Наиболее приемлемой является отсылка к внутреннему праву данной организации».

Право собственности ММПО закрепляется, как правило, в международном договоре организации с государством ее места пребывания. Исходное начало коллизионного регулирования права собственности – применение права места нахождения вещи. Однако международный характер собственности ММПО требует трансформации этой общей коллизионной привязки в специальные – место нахождения штаб-квартиры организации, место нахождения вещи в международном районе. Такая трансформация традиционных коллизионных принципов означает применение к регулированию права собственности ММПО внутренних правил самой организации. Точно так же принято трактовать закон места заключения сделки – закон места заключения контракта в международном районе.

Принцип автономии воли всецело применим и к сделкам с участием ММПО. Современная контрактная практика ММПО свидетельствует об устойчивой тенденции отказа от применения национального права и подчинении сделки международному праву, общим принципам права, общим принципам международного права.

Лекция 4. Субъекты международного частного права

4.2. Физические лица как субъекты международного частного права

Правовое положение физических лиц в международном частном праве раскрывается через категории правоспособности и дееспособности.

Под правоспособностью физического лица понимается его способность быть носителем соответствующих прав и обязанностей, допускаемых объективным правом данной страны.

Правоспособность присуща человеку как жизнеспособному существу и не зависит от его умственных способностей, состояния здоровья и т. д. При жизни человека правоспособность может быть ограничена судом, в частности может быть вынесено решение о запрете заниматься каким-либо видом деятельности, определенной профессией. Ранее гражданскими кодексами и другими законами предусматривалась возможность лишения физического лица всех гражданских прав — так называемая гражданская смерть. В настоящее время лишение по суду гражданской правоспособности законодательством большинства государств не допускается. Правоспособность физического лица прекращается с его смертью или с объявлением его умершим на основании презумпции безвестного отсутствия в течение определенного в законе срока, или же (в некоторых странах) с объявлением судебного решения о безвестном отсутствии.

Под дееспособностью физического лица понимается его способность своими действиями приобретать права и обязанности.

Для того чтобы быть дееспособным, человек должен осознавать и правильно оценивать характер и значение совершаемых им действий, имеющих правовое значение, то есть это правовое свойство субъекта зависит от умственного состояния человека. Законодательством большинства стран установлено, что дееспособным в полном объеме гражданин становится по достижении установленного в законе возраста, то есть совершеннолетия.

Иностранными гражданами в Российской Федерации признаются лица, не являющиеся гражданами РФ и имеющие гражданство иностранного государства.

Нормами международного частного права регулируются имущественные, личные неимущественные, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев, а также лиц без гражданства и лиц, имеющих несколько гражданств. Иностранец подчиняется как бы двум правопорядкам: отечественному и государства, в котором он находится. В этой двойственности — своеобразие правового положения иностранца.

Положение иностранцев, а также лиц без гражданства и лиц, имеющих несколько гражданств, в Российской Федерации определяется прежде всего Конституцией РФ. Ст. 37 Конституции устанавливает: «Лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами и свободами, а также несут обязанности, установленные Конституцией, законами и международными договорами Российской Федерации».

Законодательство РФ исходит из следующих основных принципов правового положения иностранных граждан:

— Правоспособность и дееспособность физического лица определяется в РФ его личным законом. При этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом (ст. 1196 ГК РФ). Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Признание в РФ физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву (ст. 1197 ГК РФ).

— Право физического лица заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица определяется в РФ по праву страны, где такое физическое лицо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя. Если это правило не может быть применено ввиду отсутствия обязательной регистрации, применяется право страны основного места осуществления предпринимательской деятельности.

По российскому законодательству личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.

Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.

Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право.

При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.

— иностранные граждане в РФ равны перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий и других обстоятельств;

— в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод граждан РФ, Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения,

— использование иностранными гражданами прав и свобод в РФ не должно наносить ущерба интересам российского общества и государства, правам и законным интересам граждан РФ и других лиц.

В России имеется некоторое количество лиц без гражданства. К ним относятся проживающие на территории РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и не имеющие доказательства своей принадлежности к иностранному гражданству. Согласно российскому законодательству личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище.

Физические лица как субъекты международного частного права

Правовой статус иностранцев регулируется нормами различных отраслей права: конституционного, административного, таможенного, налогового, трудового, гражданского, инвестиционного, уголовного, международного и др. Практически все отрасли законодательства имеют законы, включающие нормы об особенностях правоотношений с участием физических лиц в конкретных сферах общественной и государственной жизни. Учитывая темпы деловой, культурно-образовательной, туристической и иной миграции населения мира, формируется комплексная подотрасль МЧП, определяемая как международное миграционное право».

В МЧП формируются национальные нормы с иностранным элементом, унифицированные нормы и обычаи о правовом статусе, правах и обязанностях иностранцев. В европейских государствах определены различные категории иностранцев в соответствии с правом ЕС. Статья 11 ФГК, основываясь на международно-правовом принципе взаимности, определяет, что иностранец пользуется такими же гражданскими правами, как те, которые предоставлены или будут предоставлены французам по договорам с государством, к которому принадлежит этот иностранец. В Российской Федерации национальный режим предоставляется иностранным гражданам и лицам без гражданства в безусловном порядке, без встречного требования о взаимности в отношении наделения аналогичным режимом российских граждан в другом государстве.

Специальные гражданско-правовые, трудовые, валютные и иные правоотношения предполагают наделение иностранцев какими-то особыми правами и установление для них особых обязанностей, отличных от прав и обязанностей граждан. Унифицированные нормы международных конвенций требуют предоставления иностранцам национального режима в сфере экономических, социальных, гражданско-процессуальных, гражданских прав; предоставление специального режима в сфере политических, трудовых, административных, семейных прав.

Специальные нормы могут носить ограничительный характер и представляют собой совокупность правовых ограничений, которые распространяются только на иностранцев (например, иностранцы не могут быть государственными и муниципальными служащими).

Специальные нормы могут иметь преференциальный характер, когда иностранные граждане в целом или граждане отдельных государств обладают преимуществами в какой- либо сфере деятельности (безвизовый въезд жителей пограничных областей на территорию соседнего государства, беспошлинная приграничная торговля).

Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России правами и несут обязанности наравне с ее гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ. Эта общая конституционная норма закреплена в специальном законодательстве, ст. 4 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и ст. 1196 ГК РФ.

• Согласно ст. 2 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранный гражданин – это физическое лицо, не являющееся гражданином России и имеющее доказательство наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Законно находящимся на территории РФ иностранным гражданином является лицо, имеющее действительные вид на жительство, либо разрешение на временное проживание, либо визу, либо иные документы, предусмотренные федеральным законом или международным договором, подтверждающие его право на пребывание в Российской Федерации.

Основная особенность гражданско-правового положения иностранцев как субъектов МЧП заключается в том, что они находятся в двойном юрисдикционном подчинении: правопорядку государства места пребывания и правопорядку государства своего гражданства.

Понятие личного закона физических лиц в российском праве установлено ст. 1195 ГК РФ. Генеральная коллизионная привязка личного закона относится к закону государства гражданства, субсидиарная коллизионная привязка относится к праву государства места жительства.

Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» определяет иностранным гражданам условия временного пребывания, постоянного или временного проживания, передвижения в пределах территории РФ, высылки из страны, участия в трудовой деятельности в рамках определенного российским законодательством публичного правопорядка.

В разных странах действуют специальные режимы пребывания и прекращения законных оснований пребывания иностранных граждан на их территориях.

В Российской Федерации режим временного проживания иностранных граждан касается разрешения на временное проживание иностранного гражданина, которое может быть ему выдано в пределах квоты, утвержденной Правительством РФ по предложениям исполнительных органов государственной власти субъектов РФ с учетом демографической ситуации в соответствующем субъекте РФ и возможностей данного субъекта по обустройству иностранных граждан. Подобный режим действует в большинстве государств СНГ.

Режим временного пребывания иностранных граждан устанавливается в целях обеспечения национальной безопасности государств, под держания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан страны, а также в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства. Временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин представляет собой лицо, прибывшее в Российскую Федерацию на основании визы или в порядке, не требующем получения визы, и получившее миграционную карту, но не имеющее вида на жительство или разрешения на временное проживание.

Режим постоянного проживания иностранных граждан (вид на жительство) определяет, что до получения вида на жительство иностранный гражданин обязан прожить в стране пребывания, например в Российской Федерации, не менее одного года на основании разрешения на временное проживание. Вид на жительство в России выдается иностранному гражданину на пять лет, при этом количество продлений срока действия вида на жительство не ограничено.

Режим передачи иностранных граждан в соответствии с международными договорами о реадмиссии устанавливает, что временное размещение иностранного гражданина, подлежащего передаче в соответствии с международным договором РФ о реадмиссии, либо иностранного гражданина, принимаемого в соответствии с международным договором РФ о реадмиссии, но не имеющего законных оснований для пребывания (проживания) в Российской Федерации, в учреждении, на срок, не превышающий 48 часов, осуществляется на основании решения руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере миграции, его заместителя или руководителя территориального органа указанного федерального органа.

Режим депортации иностранных граждан означает принудительную высылку иностранного гражданина из государства в случае утраты или прекращения законных оснований для его дальнейшего пребывания (проживания) в иностранном государстве.

Режим передвижения иностранных граждан в большинстве стран мира означает, что иностранные граждане имеют право на свободу передвижения в личных или деловых целях в пределах национального государства на основании документов, выданных или оформленных им в соответствии с нормами МЧП о правовом статусе иностранцев, за исключением посещения территорий, организаций и объектов, для въезда на которые требуется специальное разрешение. Перечень территорий, организаций и объектов, для въезда на которые иностранным гражданам требуется специальное разрешение, утверждается высшими органами исполнительной власти государств. Как правило, временно проживающий иностранный гражданин не вправе по собственному желанию без разрешения властных структур изменять место своего проживания. Иностранным гражданам – сотрудникам дипломатических представительств и работникам консульских учреждений иностранных государств, сотрудникам международных организаций, а также аккредитованным иностранным журналистам право на свободу передвижения в пределах государства предоставляется на основе принципа взаимности и международных соглашений государств.

Режим трудовой деятельности иностранных граждан устанавливает, что разрешение на работу иностранному гражданину, прибывшему в страну, выдается федеральным органом исполнительной власти в сфере миграции или его территориальным органом на основании заявления данного иностранного гражданина о выдаче ему разрешения на работу. Иностранный гражданин подает заявление о выдаче ему разрешения на работу лично либо через организацию, в установленном порядке осуществляющую трудоустройство иностранных граждан, либо через лицо, выступающее в соответствии с гражданским законодательством государства представителем иностранного гражданина. Одновременно с заявлением представляются документ, удостоверяющий личность иностранного гражданина, миграционная карта с отметкой органа пограничного контроля о въезде данного иностранного гражданина, квитанция об уплате государственной пошлины за выдачу разрешения на работу.

Это интересно:  Как обменять просроченные права

Понятие «иностранцы» объединяет следующие категории физических лиц: 1) иностранные граждане, т.е. лица, имеющие юридическую связь с каким-либо государством; 2) лица, имеющие двойное и более гражданств и правовую связь с двумя или несколькими государствами; 3) лица, не имеющие юридической связи ни с каким государством; 4) беженцы.

Личный закон иностранного гражданина означает право страны, гражданство которой данное лицо имеет. Личным законом лиц с двойным гражданством, одно из которых российское, является российское право. Личным законом иностранных граждан может быть российское право, если иностранец имеет место жительства в России (п. 3 ст. 1195 ГК РФ).

Личный закон лица, не имеющего юридической связи ни с каким государством, определяется п. 5 ст. 1195 ГК РФ, а личный закон лица с несколькими гражданствами определяется п. 4 ст. 1195 ГК РФ. Такой подход является общим для законодательства большинства государств, хотя и не решает многие проблемы.

Правовой статус беженцев и перемещенных лиц урегулирован в международном праве Конвенцией о статусе беженцев (Женева, 28 июля 1951 г.), Протоколом, касающимся статуса беженцев (Нью-Йорк, 31 января 1967 г.), Соглашением о моряках-беженцах (1957 г.), нормами Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. о защите беженцев-моряков в случае морских аварий и конфликтов и другими международными актами.

В соответствии с Конвенцией 1951 г. беженцам предоставляется такой же режим, как и другим иностранным гражданам, если только специально для беженцев не предусмотрен более благоприятный правовой статус. Личным законом беженца является закон страны убежища; ст. 12 Конвенции предусматривает, что личный статус беженца определяет закон государства, где юридически оформлено место проживания беженца, а если такого нет, то закон страны его фактического пребывания.

Унифицированные нормы международных конвенций о статусе иностранных граждан и лиц без гражданства отражены в Федеральном законе от 18.07.2006 № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации». Миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации является одной из форм государственного регулирования миграционных процессов и направлен на обеспечение и исполнение установленных Конституцией РФ гарантий соблюдения права каждого, кто законно находится на территории РФ, на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации и других прав и свобод личности, а также на реализацию национальных интересов Российской Федерации в сфере миграции.

Ответственность иностранных физических лиц как субъектов МЧП за нарушение ими своих обязанностей на территории РФ определена Федеральным законом от 05.11.2006 № 189-ФЗ.

Физические лица как субъекты международного частного права

kursovaya_po_mchp. doc

I. Физические лица как субъекты международного частного права………………………………………………………………. ..5

II. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве………………………………………………………………. .11

III. Особенность правового положения государства как субъекта международного частного права…………………………………16

VI. Международные организации как субъекты международного частного права……………………………………………………..23

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………..28

С каждым годом количество правовых связей граждан и юридических лиц Республики Беларусь с иностранными субъектами неуклонно возрастает. Это связано в первую очередь, с открытием границ и увеличением экономического оборота между Республикой Беларусь и другими государствами. В процессе различных правоотношений субъекты белорусского права, находясь на территории другого государства или принимая в Республике Беларусь иностранцев и лиц без гражданства, не всегда правильно оценивают свой правовой статус и своих контрагентов. Это может повлечь негативные последствия для обеих сторон, в виде судебных разбирательств, невозможности исполнения заключенных договоров, нарушения прав и законных интересов участников международных отношений. В каждом государстве, важнейшим регулятором общественных отношений является право, а право – это система юридических норм, которая фиксирует определенные отношения; охраняет общеобязательные правила поведения, а также закрепляет права и обязанности лиц.

Международное частное право призвано регулировать взаимоотношения между его субъектами. Особенность положения субъектов международного частного права состоит в том, что они выступают не только носителями прав и обязанностей, но и играют главную роль в создании и реализации международно-правовых норм.

Субъекты международного частного права — это участники гражданских правоотношений, осложненных «иностранным элементом». Под иностранным элементом понимаются имущественные отношения, где субъектом выступает сторона, имеющая иностранное подданство; субъекты принадлежат одному государству, а объект находится за границей; возникновение, изменение или прекращение отношений, связанных с юридическим фактом, имеющим место за границей.

К числу субъектов международного частного права относятся:

— физические лица (граждане; лица без гражданства – апатриды; иностранные граждане; лица, имеющие двойное гражданство — бипатриды);

— юридические лица (государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации);

— нации и народы, борющиеся за свободу и независимость, и создание собственной государственности в лице своих руководящих органов (к их числу относится, например, Организация Освобождения Палестины);

— государственно-подобные образования, являющиеся субъектами международного публичного права (к ним относятся вольные города и Ватикан — резиденция главы римско-католической церкви) [17, стр.66].

В своей работе я попытаюсь раскрыть правовое положение основных субъектов международного частного права, а именно: физических и юридических лиц, а также государства и международных организаций, их основные особенности. На основе изученного материала, постараюсь определить, какое место занимают субъекты в международном частном праве.

I. Физические лица как субъекты международного частного права

Физические лица, участвующие в гражданско-правовых отношениях с иностранным элементом, могут быть условно разделены на две группы: граждане Республики Беларусь и иностранцы. Термин «иностранцы» раскрывается в законе Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь».

Под иностранцами понимаются все физические лица, не являющиеся гражданами Республики Беларусь, поскольку именно это обстоятельство в основном определяет специфику их правового положения в международном частном праве.

Отнесение физических лиц к той или иной категории иностранцев определяется спецификой правового положения и особыми правилами пребывания, которые они должны соблюдать в иностранном государстве. В Республике Беларусь основы для такого подразделения определяются ст. 42 «Режимы пребывания иностранцев в Республике Беларусь» Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь», согласно которой иностранцы могут временно пребывать, временно и постоянно проживать в Республике Беларусь.

Постоянно проживающими в Республике Беларусь являются иностранцы, которые получили разрешение на постоянное проживание и оформили вид на жительство. Право на получение постоянного жительства в Республике Беларусь имеют строго определенные законом лица. В ст.50 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» к ним относятся иностранцы, которые:

— являются супругами, близкими родственниками граждан Республики Беларусь, постоянно проживающих в Республике Беларусь;

— заключили брак с иностранцами, постоянно проживающими в Республике Беларусь;

— признаны беженцами или являются лицами, которым предоставлено убежище в Республике Беларусь;

— имеют право на воссоединение семьи;

— прожили на законных основаниях в Республике Беларусь последние семь и более лет;

— имеют основания для приобретения гражданства Республики Беларусь в порядке регистрации;

— являются работниками и специалистами, в которых нуждается Республика Беларусь;

— обладают исключительными способностями и талантом или имеют выдающиеся заслуги перед Республикой Беларусь, высокие достижения в области науки, техники, культуры и спорта;

— инвестировали не менее 150 тыс. евро в экономику Республики Беларусь или в реализацию конкретных государственных программ Республики Беларусь.

Иностранцу, получившему разрешение на постоянное проживание, оформляется вид на жительство. Вид на жительство – документ, удостоверяющий личность иностранца, получившего разрешение на постоянное проживание в Республике Беларусь (ст.1 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства»).

Правовой статус постоянно проживающих иностранцев наиболее близок к гражданско-правовому положению граждан Республики Беларусь. Только постоянно проживающие в Республике Беларусь иностранцы, занимающиеся на законных основаниях трудовой, предпринимательской и иной деятельностью, имеют все социально-экономические права, которыми пользуются граждане Республики Беларусь, включая право на социальное обеспечение (ст.10 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства»). Постоянно проживающие в Республике Беларусь иностранцы имеют равное с гражданами право на охрану здоровья (ст.13 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства») и право на образование здоровья (ст.14 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства»).

Временно пребывающими в Республике Беларусь иностранцами являются лица, прибывшие в Республику Беларусь на срок не более девяноста суток в год со дня въезда, а временно проживающими в Республике Беларусь иностранцами – лица, получившие разрешение на временное проживание. Разрешение на временное проживание требуется, если срок нахождения иностранца в Республике Беларусь составляет более девяноста суток в год. Например, в эту группу иностранцев входят студенты, обучающиеся в белорусских учреждениях образования. Порядок выдачи такого разрешения регулируется главой четвертой Правил пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь.

Правовой статус временно находящихся в Республике Беларусь иностранцев имеет ряд ограничений. Согласно Закону «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» они имеют право заниматься трудовой, предпринимательской и иной деятельностью на основании специальных разрешений (ст.11), медицинская помощь оказывается им на платной основе (ст.13), они имеют право на получение образования на основании договоров об обучении, заключенных с учреждениями образования или научными организациями (ст.14).

Правовое положение физических лиц определяется по разным видам привязки «личный закон»: «закон гражданства» для иностранных граждан, «закон постоянного места жительства» для лиц без гражданства и «закон страны, предоставившей убежище» для беженцев (ст.1103 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Личный закон определяет очень широкий круг вопросов: право- и дееспособность, состав гражданских прав и обязанностей, которые лицо может иметь, начало, конец и ограничение дееспособности, признание лица недееспособным и умершим, установление опеки и попечительства, а также право физического лица на имя.

Некоторые проблемы могут возникнуть при определении личного закона иностранца, имеющего двойное гражданство. Пункт 1 ст.1103 Гражданского кодекса Республики Беларусь решает коллизионную проблему следующим образом: личным законом лица, имеющего двойное гражданство, является право страны, с которой лицо наиболее тесно связано. В таком случае во внимание принимается так называемый «центр жизненных интересов». Под ним понимают государства, в котором лица имеет постоянное место жительство, основную массу имущества, место основной работы и т.д.

В белорусском коллизионном праве при определении правового положения физических лиц помимо личного закона используются и другие привязки. Привязка «закон суда» (т.е. белорусское право) определяет:

— признание физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным (п.5 ст.1104 Гражданского кодекса Республики Беларусь);

— установление опеки и попечительства, если белорусское право более благоприятно для лица, находящегося под опекой (попечительством), проживающего в Республике Беларусь (п.3 ст.1109 Гражданского кодекса Республики Беларусь);

— признание безвестно отсутствующим и объявление умершим (ст.1105 Гражданского кодекса Республики Беларусь);

— право физического лица на имя, его использование и защиту, если это право связано с личными неимущественными правами или правами интеллектуальной собственности, а также, если рассматривается обязанность лица принимать необходимые меры для уведомления должников и кредиторов о перемене имени и обязанность воздерживаться от приобретения прав и обязанностей под именем другого лица (ст.1106 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Помимо актов национального законодательства важнейшими источниками коллизионного регулирования правового положения физических лиц являются международные договоры. В основном в них используется привязка «личный закон». В Кишиневской конвенции 2002г. коллизионные нормы, определяющие личный статус физического лица, сосредоточены во второй части. Они используют две основные разновидности личного закона: «закон гражданства» и «закон постоянного места жительства». Преимущество отдается критерию гражданства.

Международные договоры закрепляют режимы (национальный, наибольшего благоприятствования) с тем, чтобы приблизить статус иностранцев к статусу отечественных граждан. Выделим особую группу международных договоров по вопросам правового статуса физических лиц – договоры, закрепляющие равные права граждан государств-участников на территории друг друга [20, стр.94]. Они заключаются в целях обеспечения равных социальных, экономических и трудовых прав. Например:

— Договор между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о равных правах граждан от 25 декабря 1998г.;

— Договор между Республикой Беларусь и Республикой Казахстан о правовом статусе граждан Республики Беларусь, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Республики Беларусь, от 17 января 1996г.

Эти договоры могут существенно расширить сферу применения национального режима и сократить ограничения, действующие для иностранцев.

Все нормативно-правовые акты, определяющие правовое положение иностранцев в Республике Беларусь, перечислить невозможно, выделим важнейшие из них:

— Конституция Республики Беларусь (ст.11 предусматривает национальный режим для иностранцев);

— Кодекс о браке и семье от 9 июля 1999г. (раздел VI «Применение законодательства о браке и семье Республики Беларусь к иностранцам»);

Статья написана по материалам сайтов: www.aup.ru, studme.org, stud24.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector