Судебная практика по медицинским делам

По общему правилу, вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей, возмещается по правилам ст. 1068 ГК РФ. При обращении в суд надлежащим ответчиком должна являться медицинская организация, с которой состоит в трудовых (либо гражданско-правовых) отношениях конкретный специалист — причинитель вреда, который должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика. К участию в процессе Может привлекаться и страховая медицинская организация.

Впоследствии, в случае удовлетворения исковых требований за счет медицинской организации — работодателя, последняя вправе обратиться с иском в порядке регресса к непосредственному причинителю вреда согласно ст. 1081 ГК РФ.

Определение степени утраты профессиональной трудоспособности (в процентах) производится федеральным государственным учреждениям медико-социальной экспертизы (Приказ Минздравсоцразвития от 17.11.2009 № 906н «Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы»), а степени утраты общей трудоспособности — судебно-медицинской экспертизой в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения (Приказ Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации»).

При разрешении споров, в которых субъектом ответственности выступают государственные или муниципальные бюджетные учреждения, суды должны учитывать, что в соответствии с абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование).

Иногда суды формально толкуют условия договора на оказание платных медицинских услуг. Например, суд при рассмотрении дела выяснил, что роддом заключил с роженицей договор, предметом которого являлось «предоставление услуги по сопровождению родов программой индивидуальной психотерапии». Здравый смысл подсказывает, что в данном случае пациент заплатил за более комфортные условия и повышенное, по сравнению с «обычным», индивидуальное внимание врача и персонала. Однако суд ограничился буквальным толкованием этого условия договора, и не стал выяснять действительную общую волю сторон с учетом цели договора.

По другому делу истица предъявила иск к страховой компании и родильному дому о расторжении договора добровольного медицинского страхования и возврате уплаченной страховой премии, о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. В судебном разбирательстве факт нарушения договора страховщиком нашел полное подтверждение. Вопреки условиям договора добровольного медицинского страхования по программе, предусматривающей более комфортное и квалифицированное медицинское обслуживание, роды у застрахованной принимались в обычных условиях, в общем зале. Суд посчитал, что застрахованная была лишена практически всех тех благ и удобств, на которые могла рассчитывать, заключая договор со страховщиком, и удовлетворил ее требование о расторжении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ). В пользу истицы со страховой компании взыскана страховая премия в полном объеме.

Однако в остальной части исковых требований суд отказал. Требование о возмещении вреда здоровью истица мотивировала тем, что вследствие осложненных родов и оказания ей некачественной медицинской помощи по родовспоможению были повреждены детородные органы истицы: ушивание послеоперационных разрывов было произведено некачественно, впоследствии образовался соединительный тяж. Однако по заключению судебно-медицинской экспертизы образование подобного соединительного тяжа обусловлено индивидуальными особенностями организма и не связано с тактикой ведения родов и оказанной истице медицинской помощью. Требование о компенсации морального вреда суд также отклонил, поскольку в судебном разбирательстве не был доказан факт нарушения личных неимущественных прав истицы и, соответственно, отсутствуют основания для компенсации морального вреда.

Судебная практика

Юрист по медицинским вопросам гарантировано защищает пациента на всех этапах судебного разбирательства.

Фабулы некоторых гражданских дел по медицинским вопросам из судебной практики юриста по защите прав пациентов Жанны Олеговны Алтунян

В целях соблюдения норм Конституции Российской Федерации и требований Федерального закона от 26.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», регламентирующих защиту персональных данных и запрет на их раскрытие неопределенному кругу лиц, фамилии пациентов, и/или их родственников, фамилии врачей и наименования медицинских учреждений не указаны.

Москвичка обратилась в стоматологическую клинику с целью протезирования и имплантации зубов. Между сторонами был заключен договор, согласно которому пациентка оплатила стоматологические услуги в полном объеме.

Женщина встала на учет по беременности на сроке беременности 5 недель. Беременность протекала без осложнений. На сроке беременности 31 неделя у беременной женщины произошло преждевременное излитие околоплодных вод.

К медицинскому юристу обратились за помощью родители четырнадцатилетнего ребенка, которому была проведена хирургическая операция: «двусторонняя аденотонзиллэктомия под эндотрахеальным наркозом в связи с декомпенсированным хроническим тонзиллитом»

На сроке беременности 39 недель со схватками и признаками излития околоплодных вод бригадой «скорой медицинской помощи» в родильный дом для родоразрешения была доставлена женщина.

За юридической консультацией к медицинскому юристу обратился пациент, которому в одной из столичных клиник не был своевременно диагностирован острый инфаркт миокарда.

С целью привлечения медицинского юриста для составления апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции и участия в суде житель Московской области.

К медицинскому юристу обратилась женщина, имея на руках решением суда первой инстанции, которым ей было отказано в исковых требованиях в полном объеме. Предметом спора в суде первой инстанции явилось следующее.

Женщине в одной из центральных районных больниц Московской области была проведена операция: «лапаротомия, надвлагалищная ампутация матки без придатков».

К медицинскому юристу обратилась женщина, у которой родился ребенок с родовой травмой, а именно, «Травматическое повреждение плечевого сплетения: тотальный парез правой руки.

Между косметологической клиникой Х и гр. К был заключен договор на проведение лазерной наноперфорации лица (современная процедура омоложения).

К медицинскому юристу обратился мужчина, которого инфицировали вирусом гепатита С в больнице при переливании крови.

Между косметологическим центром и гр. С был заключен договор на оказание услуги по лазерной эпиляции (удаление лишних волосков на коже).

К медицинскому юристу обратился мужчина, которому была проведена операция на позвоночник, в ходе которой врач допустил разрыв пищевода.

Между страховой компанией и гр. Б был заключен договор добровольного медицинского страхования, в соответствии с которым женщине оказывались услуги по программе комплексной медицинской помощи «наблюдение женщин с 36 недели беременности и в послеродовом периоде» на базе родильного дома при клинической больнице.

Пациент проходил обследование перед операцией, в которое входил и анализ крови на вирусный гепатит. Согласно показателям крови, в анализе у мужчины был обнаружен гепатит В.

В родильном отделении одной из московских больниц гр. Л. было проведено «кесарево сечение». Послеоперационный период осложнился обильной кровопотерей и женщине была переведена в реанимационное отделение больницы для интенсивной терапии.

На сроке беременности 28 недель у женщины произошли самопроизвольные роды мертвым плодом. При этом, необходимо отметить, что в рамках наблюдения в женской консультации, какая-либо патология обнаружена не была, анализы на инфекции обнаружены не были, по протоколам УЗИ — все было в норме.

Мужчина, после праздничного застолья и приема большого количества алкогольных напитков, почувствовал себя плохо и вызвал бригаду СМП.

К юристу по медицинским спорам обратился мужчина, который получил травму при падении на улице. С диагнозом вывих костей левой голени мужчину доставили в больницу.

Это интересно:  Критерии перехода на усн в 2020 году

В одной из столичных медицинских центров пациентке было проведено протезирование зубов, изготовлен съемный протез, ношение (использование) которого пациентке причиняло боль, дискомфорт, затруднения при приеме пищи, выпадение при разговоре.

К медицинскому юристу обратилась женщина с просьбой ведения ее дела в суде.

К правозащитнику за юридической помощью обратился мужчина. Поводом его обращения явилась некачественно выполненная в одной из столичных клиник имплантация зубов.

К медицинскому юристу обратилась женщина, заключившая договор страхования выезжающих за пределы постоянного места жительства со страховой компанией и внесла по договору денежные средства.

К медицинскому юристу обратился мужчина, супруга которого скончалась в роддоме на 27 неделе беременности.

За юридической помощью к правозащитнице обратилась женщина, которая при оформлении медицинской справки установленной формы для ГИБДД случайно узнала о том, что она находится на диспансерном наблюдении (учете) в психоневрологическом диспансере по месту жительства.

За консультацию к медицинскому юристу обратился родственник (сын) пациента, который скончался на 2 сутки после выписки из центральной районной больницы.

В досудебном порядке к юристу по правам пациентов за медико-правовой консультацией обратилась пациентка, которой при проведении колоноскопии был поврежден кишечник.

К медицинскому юристу обратился сын пациентки, которая получила травму в медицинском учреждении за день до ее выписки из отделения больницы, в котором она проходила лечение по основному заболеванию.

За юридической помощью к медицинскому юристу обратился супруг погибшей в медицинском учреждении пациентки.

В родильном отделении женщину инфицировали вирусом гепатита С. Об этом она узнала спустя более 1 месяца после выписки из роддома.

К медицинскому юристу обратился пациент с просьбой о помощи в ведении дела в суде.

На консультацию к медицинскому юристу обратилась женщина, новорожденный ребенок которой скончался на вторые сутки после рождения.

К защитнице прав пациентов обратилась женщина и представила все, имеющиеся у нее на руках документы, выписки, медицинские карты, ультразвуковые исследования, анализы и иные результаты обследований из медицинских учреждений.

К медицинскому юристу за помощью обратились родственники погибшего пациента.

К медицинскому юристу для участия в деле обратилась пострадавшая от некачественно оказанной медицинской услуги женщина.

За юридической помощью к медицинскому юристу обратилась женщина. Поводом обращения явилась неудачная контрацепция, причинившая вред ее здоровью.

За помощью к юристу по медицинским спорам, для ведения дела в суде, обратилась женщина. Поводом обращения явилось некачественно оказанные медицинские услуги в медицинском центре.

К юристу по правам пациентов обратилась женщина с просьбой дать оценку перспективы дела в суде.

За юридической консультацией к юристу по защите прав пациентов обратилась женщина для того, чтобы разобраться, были ли допущены ошибки при протезировании зубов в одной из частных столичных клиник.

С просьбой дать оценку судебной перспективы дела к медицинскому юристу обратился сын пациентки, у которой было обнаружено инородное тело в брюшной полости после операции, проведенной более 10 лет назад в одной из столичных клинических больниц.

После неблагоприятного исхода беременности к юристу за консультацией обратилась женщина.

После неудачного протезирования к медицинскому юристу за помощью обратилась женщина и представила необходимые медицинские документы о проведенном лечении.

К медицинскому юристу за помощью обратилась женщина, отец которой скончался в больнице, куда был доставлен бригадой скорой медицинской помощью с перфоративным отверстием в прямой кишке после проведенного клизмирования.

К медицинскому юристу для разъяснений правового характера медицинского страхования и качества лечения обратилась мать пациента, которому было проведено лечение в одной из столичных клиник.

За юридической помощью к юристу обратилась женщина, которая не знала о том, что состоит на диспансерном наблюдении в психоневрологическом диспансере

К юристу по медицинским вопросам обратился мужчина с просьбой обжалования актов бюро медико-социальной экспертизы.

На консультацию к медицинскому юристу обратились родители девочки, которая родилась с отсутствием рук, которое во время наблюдения по беременности не обнаружили на УЗИ в медицинском учреждении.

С просьбой оценки судебной перспективы дела к медицинскому юристу обратилась мама новорожденной девочки, родившейся с Синдромом Дауна.

К медицинскому юристу обратилась женщина для получения возникших у нее ответов и пояснений относительно правильности выбора врачом метода родоразрешения.

К юристу по медицинским спорам обратилась женщина с просьбой разобраться в качестве оказанной ей стоматологической услуги, составить исковое заявление в и принять участие в судебном разбирательстве в ее интересах.

К юристу по медицинским вопросам обратилась женщина. Поводом обращения явился неблагоприятный исход родов, а именно: у нее были роды крупным плодом (вес более 4 кг.), ребенок родился с родовыми травмами и скончался через 1,5 месяца.

На консультацию к юристу по медицинским делам обратилась женщина, ребенок которой умер после родов.

Медицинский юрист получил медицинские документы от мамы ребенка, который стал инвалидом из-за неправильных действий медицинского персонала роддома.

К юристу по медицинским спорам поступило дело по пластической хирургии — маммопластика.

С участием медицинского юриста суд рассмотрел гражданское дело по иску пациента стоматологической клиники в защиту прав потребителя.

Медицинский юрист провела анализ представленной ей на консультации медицинских документов и обнаружила ошибку врача.

Юрист по медицинским спорам в интересах пациента обратился с иском в суд. Основанием для обращения в суд явилось не обеспечение пациента льготным лекарственным препаратом.

К юристу по защите прав пациентов обратился пациент стоматологической клиники, в которой ему было выполнено дентальное протезирование.

К юристу по медицинским спорам для привлечения к ведению дела в суде обратились дочь и супруга пациента, скончавшегося в больнице из-за неверной тактики лечения.

Медицинский юрист предъявила иск к районной больнице в интересах пациентки, которой была выполнена некачественная пластическая операция по коррекции груди.

К юристу по медицинским спорам обратился мужчина, который неожиданно для себя узнал о том, что находится под наблюдением у врача психоневрологического диспансера (ПНД).

В интересах пациента юрист по медицинским делам обратилась с иском в суд.

Данное дело было выиграно в суде апелляционной инстанции. К юристу по медицински спорам обратился пациент, которого по его мнению инфицировали гепатитом С в больнице при переливании крови.

К юристу по защите прав пациентов обратился мужчина, перед которым стоял вопрос по поводу наличия либо отсутствия оснований для обращения с иском в суд и дальнейшей судебной перспективы дела в случае наличия таких оснований. Юрист исследовала все необходимые медицинские документы и обнаружила недостатки оказания медицинских услуг.

Повреждение нижнечелюстного нерва при дентальной имплантации. За юридической помощью к юристу по медицинским спорам обратилась женщина, проходившая имплантацию зубов в стоматологическом медицинском центре.

Для ведения дела в суде к медицинскому юристу обратилась женщина, по мнению которой лечение ее 11-ти летней дочери было неверным.

К юристу по медицинским делам обратилась женщина после неудачно выполненной ринопластики.

В интересах пациентки, пострадавшей от некачественно оказанной медицинской помощи, юрист обратилась с иском в суд.

К медицинскому юристу для ведения дела в суде обратилась женщина. Из представленных на исследование медицинских документов юрист усмотрел дефекты при проведении протезирования зубов.

На консультацию к юристу по защите прав пациентов обратился мужчина и представил медицинские документы, по результатам исследования которых юрист усмотрел ошибку в постановке диагноза.

К медицинскому юристу на консультацию обратилась дочь скончавшейся в лечебном учреждении женщины.

На консультацию и для последующего привлечения для ведения дела в суде в офис к медицинскому юристу обратилась женщина, которой в медицинском учреждении была удалена матка с маточными трубами после родов.

Это интересно:  Предприятия малого и среднего бизнеса критерии 2020

За юридической помощью к медицинскому юристу обратилась женщина по поводу лечения своего новорожденного ребенка.

К юристу по медицинским спорам обратилась мама ребенка, который после проведения оперативного вмешательства впал в кому.

Для получения консультации к юристу по медицинским делам обратилась женщина, которой в стоматологической клинике было некачественно выполнено лечение зубов.

За юридической помощью к медицинскому юристу обратилась молодая женщина.

К юристу по медицинским спорам обратился мужчина, дочь которого скончалась в больнице.

Причиной появления сильной боли у женщины в области позвоночника явилось оставленное во время операции инородное тело (марлевая салфета). В интересах пациентки (истицы) медицинский юрист обратилась в суд с исковыми требованиями, которые были судом удовлетворены в полном объеме.

За получением юридической помощи по ведению дела в суде к медицинскому юристу обратился мужчина. На консультации, при исследовании медицинской карты, выписок и рентгенологического заключения (КТ верхней челюсти) юристом обнаружено, что при лечении (пломбировании) зубного канала, врач-стоматолог вывел материал за апекс, в результате чего пломбировочный материал мигрировал в гайморовую пазуху, привел к развитию острого гайморита.

К медицинскому юристу обратилась сестра погибшей после операции женщины с просьбой ведения дела в суде. Выяснилось, что в медицинском учреждении пациентке была проведена операция: эмболизации маточных артерий». После операции состояние здоровья женщины резко ухудшилось, она была переведена в отделение реанимации и интенсивной терапии. У пациентки отмечена кома. На 4-е сутки пациентка скончалась. Юрист по защите прав пациентов, подготовив документы и доказательную базу, обратилась с иском в суд.

Анализ судебной практики по «медицинским делам» в архангельской области

При повторном исследовании материалов дела суд принял другое решение: о неудовлетворении требований истцов о взыскании компенсации морального вреда, причиненного гибелью ребенка, и компенсации материального ущерба в части расходов на его погребение. Удовлетворению подлежал лишь иск о возмещении морального вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Однако поражает его размер — 15 тыс. руб. в пользу каждого из родителей и 10 тыс. руб. в пользу деда.

Как видно из представленных выше материалов, авторы статьи ограничились лишь констатацией обнаруженных ими фактов. Они не ставили своей задачей дать экспертную оценку объективности имеющихся в судебном деле медицинских и судебных заключений. Она является делом специалистов. Вместе с тем, неконкретность сделанных экспертами выводов, нечеткость и неопределенность используемых ими формулировок, их очевидный риторический характер свидетельствуют о предпринимаемых медиками попытках ухода от прямого ответа для защиты собственных корпоративных интересов. Это делает возможным обоснование судебных решений не в пользу их пациентов. Серьезной проблемой является недостаточная медицинская и юридическая компетентность персонала здравоохранения а так же его низкая профессиональная ответственность за сохранение и укрепление здоровья населения. Очевидным является факт отсутствия в медицинских кругах приверженности кодексу профессиональной этики, главной нормой которого является учет потребностей пациентов, что позволяет избежать чрезмерного или недостаточного предоставления медицинских услуг. В таких условиях надеяться на действительную защиту своих прав пациентам, к сожалению, не приходится.

Анализ судебной практики по «медицинским делам» в архангельской области

Цыганова О.А. кандидат медицинских наук, ассистент кафедры общественного здоровья и здравоохранения ГОУВПО СГМУ Росздрава;

Светличная ТТ. доктор медицинских наук, профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения ГОУВПО СГМУ Росздрава; Мартынов Е.А. и.о. председателя Архангельского областного суда

Актуальность проблемы гражданско-правовой ответственности учреждений здравоохранения в РФ за ненадлежащее оказание медицинской помощи не вызывает сомнений. Вместе с тем, существующая информация о судебной практике по рассмотрению данной категории дел, весьма ограничена. В доступной нам литературе имеются сведения лишь об единичных исследованиях, посвященных изучению данной проблемы в рамках отдельной специальности (Сергеев Ю.Д., 2004; Пашинян А.Г, 2003) или региона (Козьминых Е.В., 2003; Пашинян А.Г, 2004; Пискун АЖ, 2005 и др.). По всей видимости, теоретическое обобщение судебной практики в масштабах всей страны, а так же ее всесторонний и детальный анализ является делом будущего.

Не вызывает сомнений необходимость проведения подобного исследования с учетом специфики конкретных административных территорий. Особенно актуальна эта проблема для северных регионов Европейской части России. Их специфика определяется обширностью территории, низкой плотностью населения, что чрезвычайно затрудняет организацию медицинской помощи, обеспечение ее доступности и качества.

Нами на основе метода экспертных оценок были проанализированы и объединены в однородные группы все причины подачи исковых заявлений. Их можно разделить на объективные (42,1%), обусловленные состоянием здравоохранения и медицинской науки, и субъективные (57,9%), связанные с отношениями «медицинский работник пациент». К объективным причинам нами отнесены: низкая квалификация медицинских работников (32,5%); дефекты организации медицинской помощи (4,8%); недостаточные научные, технологические, инфраструктурные возможности медицины (4,8%). К субъективным этические нарушения со стороны медицинских работников (44,6%) и несовпадение ожиданий пациентов с полученным результатом (13,3%). На этические нарушения как ведущую причину судебных исков обратили внимания и другие авторы (Дудов А.С. и Нестеренко Ю.М., 2004; Пискун А.И., 2005).

При анализе специальностей медицинских работников, виновных, сточки зрения истцов, в некачественном оказании-медицинской помощи, первое место по количеству исков занимают специальности терапевтического профиля (33,4%) (в т.ч. фтизиатрия, неврология и психиатрия (5,6% соответственно)), второе и третье место — хирургического (16,7%) и стоматологического профиля (14,9%). Меньше всего (по 11,1%) приходится на акушерство и педиатрию. Группа прочих специальностей составила 12, 7% от всех исков.

Как оказалось, наибольшая доля (29,6%) удовлетворенных судами исков также приходится на специальности терапевтического профиля (в т.ч. фтизиатрия 11,1%), затем хирургического (25,9%) и стоматологического (18,5%). Специальности педиатрического профиля занимают четвертое.место (11,1%). Меньше всего приходится на -акушеретво-и-фулпупрочихспециальностей-(7А%Лответотвенно)Л—

По полученным нами данным, распределение, денежных выплатлечебнымиуч-реждениями по профилям специальностей значительно отличается от структуры удовлетворенных исковг-Наибольшая доля приходится на специальности хирургического (64,02%. в т.ч. анестезиология и реаниматология (46,1%)), затем-терапевтически го (15,9%), и педиатрического профилей. (10,1%). Меньше всего доля выплат по искам, связанных с ненадлежащим оказанием стоматологических услуг (3,7%). Груп—панпрочих-специальноетей, куда входят сестринское дело,лрансфузиология и проф-патология, составляет лишь 4,1%. Полученные нами данные существенно отличают—ея-отеведенийу-приводимыхдругими авторами.Скорее-всетаЛато-связаносо спецификой оказания медицинской помощи в крупных городах и небольших населённых пунктах.

При анализе размера финансовых;претензий принятых судами решений по соответствующим выплатам обращает внимание исходно низкий размер предъявленных истцами требований материального ущерба. Скорее всего, это объясняется, с одной стороны трудностями доказывания сумм расходов на лечение из-за отсут-Тлвия подтверждающих документов, а с другой небольшим числом заявляемых требований о возмещении утраченного заработка (3,7% от их общег6

чйсла) и требований по возмещению доли заработка умершего лицам, находившимся у последнего на иждивении (1,9% от общего числа исков) (табл)……..—

Размер финансовых требований истцов

в среднем Моральный вред: минимальный

По исковым требованиям

По решению суда

Таким образом, за последние 10 лет произошло существенное увеличение денежных выплат в номинальном выражении (в 16,7 раз). Наиболее выраженный их рост1«аолюдался по специальностям хирургического профиля (с 0% в 1999 году до 46,1% в 2006 году).

«Всёисудебные решения и определения судов первой инстанции можно разделить на 3 группы: решения в пользу истца 48,0% (в т.ч. удовлетворение иска 35,2%, мировое соглашение — 12,96 %), решения в пользу ответчика (отказ в удовлетворении— иска) 35,2% и нерассмотрение иска по существу — 14,8% (в связи с неявкой истцов, отказами от иска, смертью истца). :_-.,…… •Весьма убедительным способом доказывания в гражданском процессе является судебно-медицинская экспертиза. По нашим данным, при удовлетворении исковых требований экспертиза проводилась в большинстве случаев (68,4 % от всехудовлет— воренных исков)._

Это интересно:  Отношения между сложными суждениями

При заключении мирового соглашения судебно-медицинская экспертиза, как правило, не проводится. Об этом свидетельствуют И данные нашего исследования. Такое положение дел является вполне оправданным. Необходимость в проведении дорогостоящей экспертизы отсутствует при готовности медицинского учреждения признать свою вину и компенсировать истцу понесенный вред, что является общей—

— целью мирового соглашения.

При отказе в удовлетворении исковых требований судебно-медицинская экспертиза назначалась судом в большинстве случаев (65% от всех отказов). В 35% неудовлетворенных исков суд не выносил постановлений о проведении экспертизы, в

основном при ненадлежащей организации медицинской помощи без причинения

— вреда здоровью пациентов (5 случаев), а так же в случае ненадлежащего истца. Еще, —в одномслучае суд в качестве-свидетельскихЛпринял показания лечащеготврачат» —Однако, с точки зрения авторов, данное лицо не может выступать в качестве свидетеля, т.к. в случае удовлетворения требований истца, именно к нему ответчик позже может подать регрессный иск. Вместе с темг решение судале было оспореноЛа-кассационная жалоба не подавалась.

_Полашим данным, из общего количества отказов в удовлетворении исков можно

выделить отказы из-за неполного состава гражданского правонарушения (42/11%), из-за отсутствия в действиях медицинских работников нарушений норм и правил оказания медицинской помощи (42,11%) и по формальным признакам (15,79%). К первой группе относятся такие причины, как отсутствие доказательств прямой причинноследственной связи между действиями врачей и вредом для жизни (здоровья) и от-_

сутствие вины медицинских работников (21,1% соответственно). Причинами отказов по формальным признакам являются: ненадлежащий истец (10,5%) и причинение

-морального вредадо вступления в силу Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (5,3%)._^_ „

_При обобщении результатовЛшедицинских» дел обращает внимание недостаточный уровень.правовых знаний у потребителей и, особенно, у производителей медицинских услуг. Решение специальных проблем ненадлежащего оказания медицинской помощи является сложным и для судейского корпуса. Подходы, используемые для решения этой категории дел у разных судей, весьма различны. На результат рассмотрения «медицинских» дел влияет степень подготовленности учреждения здравоохранения к своей защите, правильность оформления медицинской документации, квалификация представителей истца и ответчика в судебном процессе, наличие «доказательной» базы и результаты экспертизы.-гVI.

Анализ судебной практики по «медицинским делам» в архангельской области — статья (О.А. Цыганова)

Верховный суд защитил пациента от некомпетентных врачей

Ирина Кузина* имела затруднённость носового дыхания, и чтобы исправить этот недуг, она с разницей в полгода перенесла две операции по выпрямлению носовой перегородки: в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского» и в Клинике эстетической хирургии и косметологии «БиКод» ООО «СпектрМед». Но операции не смогли решить ее проблему, а спустя некоторое время состояние Кузиной еще и ухудшилось. Тогда пациентка обратилась в Клинический центр Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, где ее были вынуждены еще два раза прооперировать.

Кузина считает, что после первой операции ей не провели необходимые процедуры, из-за чего появились осложнения. Вторая операция, по ее мнению, тоже прошла с нарушениями – без дооперационного обследования, при неполном диагнозе и в неполном объёме необходимого оперативного вмешательства. Все это причинило вред её здоровью, нравственные и физические страдания, повлекло необходимость проведения третьей и четвёртой операций под общим наркозом.

Хамовнический районный суд г. Москвы и Московский городской суд отказали Кузиной в иске. Они сослались на заключение комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» и судебно-медицинскую экспертизу Санкт-Петербургского ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы». Согласно этим документам, ухудшение здоровья Кузиной не обусловлено дефектами оказания медицинской помощи в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского» и в клинике «БиКод». Суды не усмотрели прямую причинно-следственную связь между проведёнными операциями и возникшим у истицы состоянием.

Тогда Кузина подала жалобу в Верховный суд. Тот обратил внимание на проверку, проведённую Управлением Росздравнадзора по г. Москве, согласно которой медицинская помощь была оказана Кузиной некачественно и не в полном объёме. Актом этой проверки установлен факт нарушения стандартов оказания медицинской помощи при проведении диагностики истца, её оперативном и послеоперативном лечении. Впоследствии Управление Росздравнадзора даже выдало предписание об устранении нарушений. Кроме того, из заключения комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» следовало: врачи обеих клиник поставили Кузиной неполный диагноз и не сделали нужные анализы, что привело к выбору нерационального и неэффективного оперативного лечения. Все это означает, что медицинская помощь была оказана истице некачественно. Однако нижестоящие суды не дали этому факту никакой оценки, хотя на нем частично основывались требования о компенсации морального вреда и возмещении убытков. ВС напомнил: медорганизации и медработники несут ответственность – в том числе по закону о защите прав потребителей – не только за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья (ч. 2 ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, п. 8 ст. 84 закона о защите прав потребителей). Поэтому Коллегия ВС по гражданским делам отменила вынесенные по делу акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-176). На сегодняшний день дело еще не назначено к рассмотрению.

Примечательным в этом деле является то, что нижестоящие суды не применили законодательство о защите прав потребителей. Отменяя судебные акты, ВС указал на ошибочность подобного подхода. Он акцентировал внимание, что по делам о взыскании убытков в виде стоимости услуги ненадлежащего качества нужно устанавливать сам факт ненадлежащего качества этой услуги. С этой точки зрения для взыскания убытков не имеют значения последствия, к которым привело оказание услуги ненадлежащего качества

– Андрей Бежан, партнер, руководитель Арбитражной практики ALTHAUS Group

Юристы согласились с определением судебной коллегии ВС. «Некачественное оказание медицинских услуг является основанием для взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда и убытков, которые, в зависимости от обстоятельств дела, могут выражаться и в стоимости некачественно оказанных услуг», – отметила адвокат, советник КА » Муранов, Черняков и партнеры » Ольга Бенедская . «Факт того, что услуга была оказана некачественно, установлен в ходе проведения трех экспертиз, и его проигнорировали нижестоящие суды. Следовательно, ВС верно определил основание исковых требований, делая упор на закон о защите прав потребителей», – добавила адвокат АК » Гражданские компенсации » Ирина Фаст . «Определение даёт образцовое разъяснение по вопросу о том, как определить качество медицинской помощи», – уверен партнер КА г. Москвы » Ковалев, Тугуши и партнеры » Сергей Патракеев . «Считаю, что это определение не останется без внимания нижестоящих судов и послужит для них неким ориентиром при вынесении судебных решений», – сообщил юрисконсульт Лиги защиты медицинского права Алексей Койляк .

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Статья написана по материалам сайтов: med-urist.ru, studik.net, pravo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector