Смерть новорожденного в роддоме судебные решения

— Ведущее медицинское интернет-издание Баку —

— Издается с 5 июня 2010 года —

Мать отсудила у роддома огромную компенсацию за смерть младенца

Как часто мы сталкиваемся с халатностью, непрофессионализмом врачей поликлиник, больниц, родильных домов, и всегда во всем винят нас самих, правда иногда врачи признают свое право на врачебную ошибку, но разве может это вернуть нам жизнь и здоровье наших близких.

Недооценка и запоздалое решение этой проблемы чревато развитием самых серьезных последствий, как для развитых стран, так и для России. И кажется что-то начинает меняться.

Впервые в России судом вынесено беспрецедентное решение: Мать отсудила у роддома семь миллионов рублей за смерть младенца.

«Высокие технологии, профессионализм врачей, высококлассный сервис» — этот девиз до сих пор висит на сайте новосибирской частной клиники «Авиценна». 32-летняя Анна Лаппи чуть больше двух лет назад поверила этой рекламе. Заплатила за благополучные роды 67 тысяч рублей. За эти деньги она провела в частной клинике сутки. Потеряла ребенка, чуть не погибла сама.
Таких крупных компенсаций за врачебные ошибки в России еще не платили. Хотя, конечно, никакие деньги не заменят потерянного ребенка.

16 ЧАСОВ АДА

Узнав о своей беременности, Анна была на седьмом небе от счастья. Выбрала с мужем имя для дочки — Аленка. В деталях продумала, какой будет детская. Работая в крупном банке, она могла себе позволить не экономить на здоровье крохи. Поэтому за два месяца до родов обратилась в частную клинику.

Обследования и анализы рисовали хорошие перспективы. Долгожданная девочка должна была появиться на свет здоровенькой в середине октября. Врачи «Авиценны» твердили, что никакого риска нет. Анна верила…
Схватки начались поздно вечером. Роды длились 16 часов, и все это время врачи твердили: все идет нормально, тужьтесь! Хотя Анна умоляла сделать ей кесарево — не могла больше выносить адскую боль.

Появившуюся на свет малышку врачи тут же унесли, даже не показав измученной матери.

— Ребенок прожил всего девять часов, — рассказывает Юлия Стибикина, адвокат Новосибирского центра медико-социального права. — Врачи заявили, что девочка умерла от внутриутробной инфекции.

На следующий день после тяжелых родов женщину выписали. Уже дома она почувствовала жуткую боль в животе и вызвала «Скорую». Как оказалось, началось заражение — сепсис. Позже на суде адвокат Лаппи Юлия Стибикина докажет, что причиной этого воспаления послужили «остатки плацентарной массы», которые врач «Авиценны» просто забыл удалить. Из-за этого Анна уже никогда не сможет стать мамой.

«ВРАЧЕБНЫЙ ЦИНИЗМ ЗАСТАВИЛ НАС БОРОТЬСЯ ДО КОНЦА!»

Процесс над медиками «Авиценны» начался в начале 2009 года. Анна требовала взыскать с центра 7 миллионов рублей. Она готова была заключить с клиникой мировое соглашение, но люди в белых халатах уперлись: — Нашей вины нет, а вот вам раньше надо было следить за здоровьем!

Анна парировала — за два месяца до родов эти же самые люди твердили, что она полностью здорова.
Суд решил провести независимую медицинскую экспертизу. Чтобы она была действительно независимой, обратились к специалистам из соседнего Алтайского края. Вот цитата из их заключения: «…судебно-медицинская экспертная комиссия приходит к выводу, что в случае проведения операции кесарево сечение в период с 11 часов 12.10.2008 года до 17 часов 12.10.2008 года было возможно сохранить жизнь новорожденной Лаппи Алены Игоревны. Таким образом, непроведение операции работниками ЗАО «Медицинский центр «Авиценна» стоит в причинно-следственной связи со смертью новорожденной».

Суд Центрального района Новосибирска вынес решение: медицинский центр должен выплатить женщине требуемую ею компенсацию — 7 миллионов рублей. А сама Анна, услышав приговор, зарыдала. Ее здоровую дочку за ее же деньги погубили врачи — сомнений не осталось.
— Кроме компенсации, мы теперь будем добиваться, чтобы против врача «Авиценны» возбудили уголовное дело, — говорит Юлия Стибикина.

Сама Анна Лаппи после судебного заседания была немногословна:

— Меня заставил пойти до конца цинизм врачей. Они вели себя так, как будто это рядовое событие — смерть здорового ребенка.
Решение суда о компенсации — явно не последнее в этой истории. Врачи частной клиники уже подали документы на обжалование приговора. То есть отсуженную сумму, которая в процессе обжалования может стать меньше, Анна увидит через год. Дела о врачебных ошибках в судах рассматривают пристально, и тянутся они долго. Таких историй, как у Анны, — сотни: суды завалены исками к врачам, допустившим ошибку. Но приговор по делу Лаппи — первый звоночек: болеть в России теперь дорого не только для пациентов, но и для врачей.

Это интересно:  Положение по охране труда и технике безопасности

ИЗ ИСТОРИИ
Самые крупные суммы за ошибки врачей

2008 год, Новосибирск. Продавщица Оксана Кондрашкина попала в ДТП и сломала ногу. Из-за неправильного лечения началась гангрена, и ногу пришлось ампутировать. Отсуженные деньги — два миллиона рублей — Кондрашкина уже получила.
2010 год, станица Тбилисская Краснодарского края. Наталья Русских, ставшая инвалидом после кесарева сечения, отсудила у больницы миллион рублей. Врачи обжаловали решение, процесс продолжается.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
Частную клинику легче наказать

7 миллионов рублей — очень серьезные деньги. Мы попытались разобраться, что помогло Анне отсудить такую крупную сумму.

Александр Саверский, президент Лиги защитников прав пациентов, юрист, автор книги «Как безопасно родить в России»:
— Еще в 2004 году российские суды не присуждали свыше 5 тысяч рублей компенсации, даже за смерть. Все изменилось в 2006 году. Тогда юристам удалось выиграть несколько дел и отсудить от 500 тысяч до двух миллионов. Это и послужило своеобразным разгоном в судебной практике. И как мы видим, суммы уже доходят до 7 миллионов рублей. Что немаловажно в этой истории — женщина судилась именно с платной клиникой. С частного роддома всегда есть шанс получить большую компенсацию, нежели с государственной больницы. Потому что на отношения врача и пациента в частной клинике распространяется Закон о защите прав потребителей. А это очень мощный закон. По нему недостижение результата — большой недостаток, и за это положено расплачиваться. То есть если я не получил желаемого, верните мне деньги и возместите ущерб. Если мне стало еще хуже от оказанной услуги, то возместите его вдвойне-втройне. Да и само отношение судей к делам, где люди судятся с частными клиниками, другое. Потому что все понимают, что на здоровье людей грех зарабатывать, тем более таким способом.
Слова Александра Саверского подтверждает недавний случай в том же Новосибирске. В 2010 году учительница Наталья Нурыева на последнем месяце беременности потеряла двойню. Вместо того чтобы сделать молодой маме кесарево сечение, врачи выписали ее домой. Близняшки умерли, так и не родившись, а саму Наталью буквально вытащили с того света в реанимации. Суд решил, что больница должна выплатить женщине компенсацию в 3 миллиона рублей. Приговор в силу не вступил — врачи подали апелляцию. Но в этом случае речь шла как раз о государственной больнице.

В истории же с Анной клиника была частной. И потому кроме двух обстоятельств (Анна потеряла ребенка и осталась инвалидом сама) в деле фигурирует третье: нарушение прав потребителя. На решение суда повлиял и предыдущий прецедент — дело учительницы Нурыевой. Вот из чего сложилась итоговая сумма 7 миллионов.

ВОПРОС — РЕБРОМ

Почему решили не делать кесарево сечение?

Врачебные ошибки были и будут существовать всегда, они — неизбежны. Важно понять их причины и сущность, чтобы свести их долю к минимуму. Причины врачебных ошибок можно разделить на две большие группы: это объективные (непостоянство медицинских концепций, проблемы с техническим обеспечением, организационные трудности) и субъективные (по мнению многих исследователей, на долю субъективного фактора приходится 60-70% причин диагностических ошибок), это низкий профессионализм врача, несовершенствование врачом своих знаний, несоблюдение принципов деонтологии.

Размещенные на интернет-портале статьи и публикации не должны восприниматься как руководства или рекомендации к самолечению. Мы настоятельно рекомендуем обратиться к специалистам медицинских клиник, частнопрактикующим врачам. Диагностировать болезни, а также назначить курс лечения или профилактики должен специалист. Все размещенные на нашем ресурсе материалы получены из открытых источников сети Интернет и опубликованы исключительно в информационных целях

— Издается с 5 июня 2010 года —

Шокирующая смерть младенца в роддоме

В Челябинской области прокуратура выясняет обстоятельства смерти младенца. В больнице Верхнего Уфалея женщину на месяце беременности с осложнениями оставили рожать одну. Появившегося на свет ребенка медсестра сочла умершим. Когда выяснилась ошибка, мальчика положили в реанимацию, но спасти его не удалось.

В Челябинской области прокуратура выясняет обстоятельства смерти младенца. В больнице Верхнего Уфалея женщину на месяце беременности с осложнениями оставили рожать одну. Ребенка, который появился на свет, медсестра сочла умершим.

Когда выяснилась ошибка, мальчика положили в реанимацию, но спасти его не удалось. Теперь следователи должны определить, все ли сделали врачи для его спасения. Из Верхнего Уфалея передает корреспондент НТВ Инна Осипова.

Новорожденного ребенка Светланы Урасовой медики местного роддома объявили мертвым еще при жизни и предложили похоронить, а молодую маму отправили на лечение в областную больницу.

День появления долгожданного ребенка стал для Светы самым страшным днем в ее жизни. В роддом она приехала на шестом месяце беременности по совету участкового гинеколога, так как девушку мучили сильные боли внизу живота.

Врачи после нескольких часов наблюдения сказали, что сохранить беременность невозможно, поэтому отправили женщину в палату рожать самостоятельно.

Светлана Урасова: «В палате я была одна. Ни больных, ни врачей со мной рядом не было вообще. В процессе родов я даже не смогла крикнуть. Только когда ребенок появился на свет, я позвала на помощь.

К кровати подошла медсестра, сообщила, что ребенок мертв, взяла пакет обуви и положила туда моего сына. На послеродовой процедуре мне неоднократно повторили, что ребенок родился мертвым».

Это интересно:  Как пройти нарколога если курил

Прокуратура выясняет, когда именно медики диагностировали смерть младенца. Проводится тщательная проверка.

Максим Новгородцев, заместитель начальника следственного отдела прокуратуры г. Верхний Уфалей: «Первичных признаков жизни медсестра не увидела, поэтому решила передать младенца родителям для захоронения. И только потом ребенок ожил».

Малыш оповестил всех о том, что он все еще жив, когда его в пакете обуви передавали матери с отцом.

Светлана Урасова: «Мне вручили пакет, и вдруг из него раздался детский плач. Я испугалась, поставила пакет на скамейку и не знала, что делать. Я была в шоке и просто разрыдалась».

Родители уговорили врачей положить ребенка в реанимацию. Мальчик боролся за жизнь еще два дня. В роддоме Верхнего Уфалея уже провели свое служебное расследование этого инцидента.

Результатам проверки стало решение о дисциплинарной ответственности медицинского персонала. Проще говоря, медсестра и дежурный врач получили выговоры.

По словам главного врача больницы, в гибели виноваты сами родители, которые халатно отнеслись к беременности. Медик утверждает, что молодая мама поздно встала на учет, а спасти новорожденного оказалось невозможно. Доктора согласны в том, что нарушили этические нормы и поспешили передать младенца на захоронение.

Анна Стародумова, главный врач центральной городской больницы г. Верхний Уфалей: «Нельзя не учитывать состояние пациентов, нужно щадить их психику. У Светланы родился нежизнеспособный плод. Об этом говорят и параметры, и вес. Изначально не было ни дыхания, ни шевелений. Потом уже младенец оклемался. Видимо, он согрелся, когда его пленкой накрыли».

Однако мама утверждает, что вес ребенка при рождении был 600 граммов, а не 460. Таких детей в Челябинской области выхаживают. На учет Светлана встала в 8 недель, поскольку очень давно хотела забеременеть.

Правоохранительные органы сейчас выясняют, можно ли было спасти ребенка. В этом году в городе зафиксированы еще два шокирующих случая — гибель женщины после родов в марте и смерть новорожденного в сентябре. Родные погибших также считают, что их близким не была оказана необходимая медицинская помощь.

Дело о смерти ребенка в утробе матери по вине врача

Правильно ли составлен иск и есть ли шансы выиграть дело?

Ведение беременной подразумевает сдачу анализа мочи перед каждым осмотром врача. В данном случае анализ назначался от случая к случаю.

С А.Н. страдает ВСД с цефалгиями. Привычный уровень артериального давления для нее – 90/60 – 100/60. На протяжении беременности АД сохранялось на уровне 120/80, что являлось причиной частых головных болей и плохого самочувствия. Об этом истица неоднократно жаловалась врачу, однако В Е.А. игнорировала данные жалобы.

24 июня 2013 г.-очередной осмотр. У истца – отеки стоп и голеней. Ответ врача на данные жалобы «родишь, и все пройдет».

26 июня начала отходить слизистая пробка, и отошла к 28 июня. В этот же день ребенок затих. С А.Н.-первородящая, а врач не доводила до ее сведения основные моменты протекания беременности и на чем нужно заострять внимание, особенно перед приближающимися родами. Ввиду этого С А.Н. черпала информацию из Интернета, а там сказано, что после отхождения слизистой пробки, за три дня до родов, ребенок затихает, поэтому не подняла тревогу. Небольшие шевеления были, но как оказалось потом, это уже мертвый плод шевелился в такт движениям тела матери.

1 июля – очередной осмотр. Жалобы на отсутствие шевелений. Однако, стетоскопом врач выслушивает шевеления плода и говорит, что все хорошо. На БМК врач и акушерка также улавливают сердцебиение плода, в последствии оказавшееся сердцебиением матери. В тот же день врачом роддома было установлено, что смерть плода наступила приблизительно 28 июня.

В результате гибели ребенка в утробе матери истцу причинены нравственные страдания. Утрата первого долгожданного и ожидаемого ребенка, осознание того, что ребенок страдал ввиду недостатка кислорода, вызвала у истицы сильное негатианое эмоциональное потрясение. С А.Н. длительное время находилась в депрессии, потеряла интерес к жизни, испытывала мучения от безысходности и невосполнимости потери. Наблюдалась у психолога. Получала антибактериальную терапию. Такими препаратами как цефтриаксон, трихопол, амоксиклав, для подавления лактации бромкриптин. На фоне чего наблюдалась постоянная сонливость, тошнота, отсутствие аппетита. На фоне потуг в родовом периоде произошло кровоизлияние в склеры, в следствии чего дополнительный психологический стресс в связи с невозможностью длительного выхода на улицу, что было необходимо С А.Н., дабы начать приходить в себя после перенесенной трагедии.

Неправильная тактика ведения беременной на догоспитальном этапе послужила причиной антенатальной гибели плода. В соответствии с действующим законодательством, антенатальная гибель плода является одним из критериев некачественного оказания медицинской помощи.

На основании вышеизложенного в соответствии со ст. 151 ГК РФ

Взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда пять миллионов рублей в пользу семьи С.

Дело о некачественном оказании медицинской помощи родильным домом, ошибочные действия которого привели к смерти новорожденного ребёнка

После вступления судебного решения в законную силу было проведено исполнительное производство. Судебное решение исполнено.

Суть дела

Истица родила мертвого ребенка в одном из родильных домов Санкт-Петербурга. До этого она проходила курс лечения на дородовом отделении того же роддома. Несмотря на наличие показаний к проведению кесарева сечения, возникших в процессе родов, что подтвердила судебно-медицинская экспертиза, медицинским персоналом не были приняты меры к экстренному проведению необходимой операции. В ходе судебного процесса было доказано, что именно неверные действия медицинского персонала роддома привели к рождению мертвого ребенка.

Это интересно:  Как не платить вообще ни за что

До обращения к адвокату было возбуждено уголовное дело, закрытое за отсутствием прямой причинно-следственной связи и в связи с невозможностью установить конкретное лицо, виновное в причинении по неосторожности смерти новорожденному ребенку.

Особенность этого дела состояла в том, что Истица почти до конца судебного процесса не была уверена в смерти именно её ребенка. Такая неуверенность была связана с тем, что ей до самого конца родов говорили о нормальном состоянии ребенка, она была убеждена, что слышала его крик при рождении, но ребенка сразу унесли, не показав ей. Однако неонатолог успокоил женщину, сообщив ей, что ее ребенка скоро принесут. Через некоторое время Истице сообщили, что ребенок мертв. В Истории родов в запись было внесено исправление, которое тоже не давало покоя истцам. А именно: в предложении «родился живой ребенок» слово «живой» было переправлено на «мертвый». Сомнения Истицы были обусловлены также распространенностью ее фамилии, из-за чего, по её мнению, могла произойти ошибка.

Действительно, запросив Журнал родов, мы обнаружили, что в это же время на родильном отделении вместе с Истицей находились две её однофамилицы. По адвокатскому запросу были получены документы о захоронении ребенка, в которых также обнаружились ошибки. Всё это дало основания просить суд о проведении судебно-медицинской экспертизы ДНК мертворожденного младенца на предмет соответствия ДНК его матери и отца. Нам помогло то, что в материалах уголовного дела сохранились гистологические препараты тканей ребенка.

Почти два года мать, отец, бабушка и дедушка умершего ребенка изводили себя мыслью о том, что, может быть, малыш не умер, а воспитывается в какой-то другой семье… Суд без колебаний удовлетворил ходатайство о назначении генетической экспертизы, несмотря на мнение Ответчика, что стёкла препаратов разбиты, и эта затея ни к чему не приведет. Проведенная в государственном экспертном учреждении судебно-медицинская генетическая экспертиза поставила в сомнениях Истцов точку. Это был их ребенок.

В ходе суда

Роддом полностью отрицал свою вину. Ссылался на то, что у Истицы был гестоз (токсикоз) лёгкой степени, что привело к таким тяжким последствиям. Нам удалось доказать, что у Истицы был не лёгкий гестоз, а гестоз в тяжелой форме. Диагноз, который был упущен врачами родильного дома, поскольку Истица находилась на дородовом отделении того же роддома и который сам по себе уже является показанием для проведения кесарева сечения.

С помощью свидетельских показаний и допросов врачей мы выяснили, что Истица находилась в состоянии вялотекущих родов в течение нескольких дней. Причем врачи неоднократно утром провоцировали схватки Истицы с помощью введения лекарственных средств, а с наступлением ночи сами же гасили начавшиеся схватки, давая ей снотворное, чтобы не возиться с родами ночью. С помощью анализа Истории родов удалось доказать, что ребенок в течение нескольких дней находился в состоянии кислородного голодания.

Проведенная в ходе гражданского судопроизводства судебно-медицинская экспертиза не оставила сомнений, что допущенные персоналом роддома дефекты оказания медицинской помощи были достаточными, чтобы привести к смерти младенца.

Судебное решение

Принимая решение о компенсации морального вреда, суд указал, что в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные права, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

О моральной стороне дела

Ключевым моментом этого дела было не проходящее сомнение Истцов, что в родах произошла какая-то чудовищная ошибка, младенцев могли перепутать. Родственники умершего ребенка рисовали себе и более страшные картины возможной продажи ребенка на органы. Ведь никаких предпосылок такого трагического исхода изначально не было (дело в том, что за 5 минут до рождения ребенка в Истории родов было зафиксировано его стабильное состояние, ритмичное и ясное сердцебиение.) Кроме того, Истица не могла найти себе места, вспоминая, что слышала крик новорожденного. Суд мог отмахнуться от этих переживаний и не назначать экспертизу ДНК, но не сделал этого. Суд занял в этом деле высоко- нравственную позицию, избавив мать и отца от сомнений по поводу смерти их ребенка. А принять свершившийся, пусть и трагический факт, значит, в какой-то мере, пережить его и смириться. Но Истцы не просто смирились. Они присутствовали на каждом судебном заседании, вместе с судом участвовали в установлении истины по делу и в результате установления этой истины смогли привлечь виновных к ответственности. Виновное медицинское учреждение ответило за смерть их сына.

Статья написана по материалам сайтов: www.ntv.ru, www.9111.ru, www.roddoma.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector