+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Был как то случай позвонили со скорой

СЛУЧАЙ

Этот случай совсем был недавно,
В сорок третьем военном году.
Офицер после жаркого боя
Пишет письма в родную семью:

Дорогая жена, я калека,
У меня нету левой руки,
Нету ног — они верно служили
Для защиты родной стороны.

И за это страна наградила,
Гордо встретила Родина-мать.
Неужели калеку забудешь?
Скоро будешь калеку встречать».

От жены он письмо получает
(С нею прожил всего десять лет).
А жена в том письме отвечает:
«И не нужен, калека, ты мне.

Мне всего еще тридцать два года,
Я могу и гулять-танцевать.
Ты приедешь домой, как колода,
Только будешь в постели лежать».

А внизу там стоят каракульки —
Это почерк совсем не чужой,
Это почерк любимой дочурки,
И зовет она папу домой:

«Милый папа, не слушай ты маму,
Приезжай поскорее домой.
Этой встрече я так буду рада!
Буду знать, что ты, папа, со мной.

Я в коляске катать тебя буду
И цветы для тебя буду рвать.
В жаркий день, если папа вспотеет,
Буду нежно платком вытирать».

Вот промчались военные годы.
Только поезд по рельсам стучит.
В этом поезде — радость и горе,
Офицер наш знакомый сидит.

Вот уж поезд к перрону подходит.
Офицер на подножке стоит.
«Папа! Папочка, что же такое?
Руки целы и ноги целы

«Ничего, ничего, дочь родная.
Видишь, мама встречать не пришла.
Она стала совсем нам чужая,
Мы забудем ее навсегда».

Из архива пермского писателя Ивана Лепина

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996

Этот случай давно был когда-то
В Ленинграде суровой зимой.
Капитан после грозных сражений
Письмо пишет жене дорогой:

«Дорогая жена, я – калека.
У меня нету левой руки,
Нет и ног. Они верно служили
Для защиты родимой страны.

Я берёг твой покой, дорогая,
И хотел, чтобы дочка моя
Обо мне никогда не грустила
И по-детски ласкала меня».

Получил он письмо от супруги.
С ней прожил он уже много лет.
Но жена отвечает сурово,
Что не нужен калека и ей.

«Мне минул лишь тридцатый годочек.
Я хочу ещё жить и гулять.
Ты приедешь домой, как колода,
Будешь только в кровати лежать».

А внизу там стоят каракульки,
Это почерк совсем не чужой,
Это почерк любимой дочурки,
И зовёт она папу домой.

«Милый папа, не слушай ты маму,
Приезжай поскорее домой.
Нашей встрече я так буду рада!
Буду знать, что мой папа живой.

Я в коляске катать тебя буду
И цветы для тебя буду рвать.
В душной комнате весь ты вспотеешь,
А я буду тебя прохлаждать».

Вот уж поезд к вокзалу подходит,
Потихоньку по рельсам скользит.
В этом поезде — радость и горе —
Капитан молодой там сидит.

Капитан из вагона выходит,
По перрону нетвёрдо идёт.
И глазам он поверить не может:
Это дочка его или нет?!

«Папа, папочка, как же случилось?!
Руки целы и ноги целы!
Орден яркий со знаменем красным
Расположен на левой груди».

«Постой, дочка, постой, дорогая!
Видишь, мама встречать не пришла.
Она стала совсем нам чужая,
Мы забудем её навсегда».

Этот случай давно был когда-то
В Ленинграде суровой зимой.
Капитан после грозных сражений
Возвратился здоровым домой.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007

Интересные случаи из практики работы скорой помощи

Вызов поступил в диспетчерскую довольно поздно,именно тогда,когда все разъездные
бригады были уже на выдохе,то есть усталые и полусонные,но то,что записал диспетчер в графе «диагноз» взбудоражило всех.Такой диагноз как «острый живот» означал не что иное как опасность для жизни обратившегося за помощью.Но только не для разъездной мед.сестры,которую позвали на этот злополучный вызов вместе с врачом-гинекологом Мусаэлян Жанной,женщиной очень ответственной и отдающей всю себя любимой работе,не допускающей мысли,что может быть какой-либо обман со стороны звонившего,она следовала догме,что обращаются в «скорую» только тогда,когда действительно плохо,а иначе зачем нужен врач.
Однако не все рассуждают так же честно и в силу своей безграмотности просто-напросто засоряют эфир,и создают напряжёнку в работе обслуживающих врачей и спец.бригад,а главное ещё и в том,что в нужный момент из-за чьей-то «шуточной» выходки получаются опоздания к настоящим больным и внезапно заболевшим,которым срочно нужна помощь врача терапевта или специалиста по определённому профилю,поэтому и в следствии этого получаются некоторые казусы в работе диспетчера,например,перестали верить звонящим детям и подросткам,думая,что они шалят и балуются по телефону, но ведь не всегда есть дома кто-то рядом с больным кроме
ребёнка или подростка. Да как можно верить или не верить? Работа на полной доверяемости и порядочности граждан.
Мед.сестра Оленька никому не верила в силу своей молодости,потому что была ближе к действительности и не боялась назвать вещи своими именами.Она знала,как могут дворовые мальчишки наспор вызвать «скорую» по телефону автомату,набрав две цифры «03»,а потом ухохатываться, стоя в стороне подальше от подъезда,наблюдая за тем как двое в белых колпаках и халатах с сумкой и кислородным баллоном послушно как роботы исполняют команду или просьбу:»приезжайте,пожалуйста,тут вот такое. » Если люди не перестанут лгать,то всем будет плохо.
Теперь они с полусонными недовольными лицами прошли сквозь ряд сочуствующих работников и слышные им реплики:»Повезло вам! Этот вызов считай до утра продлится. «,»Не мешайте людям работать»,»А мы будем держать за вас кулаки,чтобы удача не покидала страждущих. «,
но никто и ничто,в общем,не могли отменить решение диспетчера вручить этот вызов именно им,
хотя были другие свободные машины и бригады реанимационные и другие,но Агали пожалел других,действия старшего диспетчера не отменялись и не обсуждались.
Мамед,весёлый средних лет мужчина,с улыбкой прилипшей к его физиономии,просыпался по команде:»на вызов!» как солдат на боевое учение.
Жанна крикнула:»А..а..а. Мамед!ты спишь? На вызов! Кецховели. так. «-читает адрес.
Когда все уселись на свои места- врач впереди рядом с водителем,а мед.сестра в салоне,где находилась лежанка для больного и баллон кислорода для экстренной надобности,Мамед нажал на газ сразу же как только вывернул с площадки «Скорой» и выехал на трассу.Мигающий свет семафоров и пустые дороги,свободные от потока машин,способствовали беспрепятственному быстрому проезду внутри города,не боясь нарушить правила поворотов. Летели напрямик,как будто по просёлочной дороге.Город,опустошённый ночной прохладой, казался неуютным каменным и нежилым.Поэтому номер дома пришлось отыскивать с фонариком,никто не встречал «скорую»,но этому можно было найти оправдание,т.к.в Баку в это зимнее время были основательные сильные
штормовые ветра,и стоять на промозглом ветру мало кто отчаивался,резкие порывы леденящего воздушного пласта сдували всех с места.
Из машины вывалились две полукруглые фигурки,закутанные в тёплые платки и шали поверх белых халатов и колпаков,после того как водитель крутанул руль и резко остановил «Латвию»
перед закрытыми деревяными воротами старого каменного ещё послевоенной постройки дома.
Медсестра Оленька несла перед собой чёрную квадратную сумку с лекарствами,а врач Жанна Мусаэлян с фонендоскопом на шее придерживала на груди платок от порыва сильного северного ветра.Оглянувшись по сторонам,пытаясь рассмотреть надпись на углу дома,хотя бы номер дома,
к которому подъехали и удостовериться,что они приехали правильно по адресу. Дёрнув за ручку прикрытых дверей,они вбежали в ворота старого колодезного двора,где вкруговую были деревяные коридоры и лестницы,двери за ними громыхнулись под напором бушевавшего ветра..
Они оглянулись,выискивая признаки жизни,хоть какой-нибудь намёк — света не было ни в одном окне снизу доверху;в полной тьме одиноко билась лампочка на втором этаже,то загораясь,то замирая перед входом в импровизированный туалет;в конце длинного двора при полной тьме просматривалось окно тусклым светлым пятнышком на первом этаже.Нигде больше не было и намёка ожидания врача.Всё вокруг похоже вымерло или уснуло мертвецким сном.
Сильные порывы ветра в спину придали уверенность и скорость по направлению к свету.
-Может,мы не туда заехали?-неуверенно сказала Жанна.-Постучим в какое-нибудь окно или в дверь,спросим:»вы нас вызывали?»
-Правильно,правильно!Мамед все адреса знает как свои пять пальцев!-парировала мед.сестра,
-вот будет смешно,если мы не туда постучим.
-Мы извинимся,скажем,ошиблись номером,-Жанна попыталась ещё раз прочесть адрес на записке.
Делала она это машинально,но ветер вырвал из её тонких пальцев листочек и унёс по направлению к свету в конце двора.Ветер в спину лучше,чем в лицо,подталкивал бежать и не давал думать ни о чём кроме как о том,чтобы спрятаться от него в какой-нибудь подворотне.
-Мне кажется неразумным посылать на ночной вызов двух красавиц без сопровождения мужского достоинства в виде борцов за нравственность под названием «фельдшеров Скорой Помощи или разъездных санитаров»,-несмотря на невозможность двигаться и разговаривать мед.сестра не теряла присутствия духа,и ветер уносил её слова то в одну,то в другую сторону.
-Мне не нравится,что ни одного человека в это время нет,чтобы уточнить-на самом деле
есть такой адрес или нет.А если окажется,что это ложный вызов? Как ты думаешь?Я боюсь.
-Кого? Нам,вроде,некого бояться в это время года,да ещё ночью.
-Посмотри,свет в окне,кажется,погас,—безнадёжно пролепетала упавшим голосом Жанна.- Не понимаю,почему именно меня посылают на этот вызов. а вдруг будет вызов на роды,
тогда кто поедет?
-Свет опять зажёгся!Не стой!Бежим!-торопила её Оленька с последней надеждой узнать поскорее,вызывали или нет по этому адресу «скорую» и,наконец,освободиться от этого
странного вызова с этим непонятным для неё диагнозом.
-Горит!-радостно вскрикнула Жанна и побежала догонять мед.сестру.
Оказавшись перед полуприкрытой дверью,они остановились.Медсестра,протискивая впереди себя сумку с лекарствами,первая вошла в дверь квартиры,окно которой выходило во двор,за ней несмело протиснулась Жанна:дверь,по всей видимости,была наполовину забаррикадирована шкафом позади неё со стороны комнаты,прямо перед ними,загораживая проход,стоял старинный комод,над ним висело невероятно огромное зеркало чуть наискось,в котором вошедшие увидели себя в полный рост,не сразу поняв,что это они.Настенная лампа также была грубой старинной работы и освещала прихожую,она-то и давала свой тусклый свет во двор.В комнате было полутемно,но лучше,чем на улице:по-своему тепло.Рады хоть временному прибежищу от холода и ветра.Осмотревшись насколько было возможно в незнакомом месте,остановились,всматриваясь
в недоумении в полутьму комнаты,глаза стали привыкать к неосвещённому помещению.Никого не было видно,только хаос,какой бывает после или до ремонта.
-Есть кто живой? Скорую вызывали? Дверь открыта. Молчат. -Врач осторожно проговаривала почти заученные слова. Они вошли в комнату. Кто-то слева зашевелился.-Скорая! Вы давали вызов? Никто не встречает,спросить не у кого!Вы уж извините,если что не так. уйдём,скажем,
не нашли адреса,может,подшутили. иногда бывает и такое.
-Что здесь произошло? что случилось? Кого-то выкрали вместе с распорядком жизни ночью в такую погоду,забыв закрыть дверь?-выкрикивала Ольга догадку и версию устрашающей тишины.
—Если заметим труп,вызовем милицию. -шёпотом заявила Жанна,остановившись.
—Откуда ты будешь вызывать? Телефона нет!
—Ты уверена? Он должен быть.Ведь звонили с домашнего номера.
—Возможно,от соседей. Здесь становится как-то не по себе и несколько жутко. по всей видимости,нас уже не ждут,-но тут несообразная в размерах фигура выпрямилась и простонала:
«Э-э-ай!Это я вызывала от соседей,у меня телефона нет,а они говорят,не приедем,дайте свой телефон,я не могу беспокоить соседей среди ночи. и то спасибо,позвонить дали,телевизор у них светился, и я,как мотылёк на огонёк. проходите сюда к столу. Я уже и не ждала,думала,
что не приедет никто,кому я нужна? Живот что-то разболелся, стал острым. »
-Вы — медик,или вас осматривал врач? Кто поставил вам такой диагноз?—спросила Жанна у
«больной»,заинтересовавшаяся этой ситуацией и входя в свою позицию врача,привыкшего
работать в неопределённых условиях вне всякой предварительной подстраховки,так сказать,»в полевых условиях» далеко невоенного времени.Мед.сестра тем временем прошла к столу,уселась на стул,не раздеваясь,после пронизывающего холода хотелось согреться,поставила перед собой на стол сумку с лекарствами в ожидании указаний врача,какой укол делать,затем осмотрелась по сторонам.В комнате не было ни одного окна.Почти перед ней несколько правее стояло широкое,длиной во всю высоту стены,зеркало,на котором с двух сторон были навешаны халаты,платья и всякие вещи,при беглом взгляде на него можно было предположить,что это дверь,занавешенная плотной разноцветной тканью.Справа от неё находилась высокая этажерка с книгами,когда-то необходимыми,с яркими обложками.Теперь они были свалены в беспорядочном безумии хаос,когда выкинуть жалко,а девать некуда,-на верхней полке стоял старый телевизор;за ним впритирку друг к другу стояли,как братья,одинаково высокие шкафы-платяной и книжный.Угол был уставлен посудным шкафом,сундуком,почему-то раскрытым и вывернутым содержимым,как будто,что-то там было,или делалась разборка находящихся там вещей.Хозяйка металась по комнате:подходя то к сундуку,то к столу,где уже расположилась врач,успевшая снять платок,и выглядела вполне прилично в белом халате и сдвинутом набок колпаке.
-Уточним вашу фамилию,возраст. работаете? — серьёзно проговорила врач.
-Смешнова Вера Степановна,пятьдесят два года. какая разница — работаю или нет.
-Как бы нам тут с вами поудобнее расположиться,чтобы я могла осмотреть ваш живот?
-Нету места.Подождите,я вот тут на пол лягу,не могу же я вещи кинуть на пол!-казалось больная забыла о своём животе,она суетилась:что-то бросила на пол как подстилку для себя,чтобы лечь.Согнувшись и держась руками за пол,присела,потом легла на бок и повалилась на спину.Жанна,несмотря на свою тучность,легко наклонилась к ней.
-Может,вы всё-таки ляжете как-нибудь повыше,на стол сюда?-предложила она.-Диванчика нет?
-Зачем? На стол кладут мертвецов,извините,покойников. -возразила «больная» твёрдым голосом,не допускающим сомнения.Жанна не ответила и стала нажимать на живот,больная напряглась и исказилась в лице.
— Ничего не понимаю. дышите глубже и не мешайте мне! что вы дёргаетесь?
— Мне неприятно,у вас холодные пальцы.Отпустите меня,помогите,я встану. — требовала Вера
Степановна,явно изображая из себя какую-то там избалованную «фифу»,потерянную во времени.
— Ну,что я вам должна сказать. Надо отвезти вас в больницу «Скорой»,там вас осмотрит врач,специалист. -рассуждала Жанна вслух,обращаясь к больной.
-Нет,я не могу,я никуда с вами не поеду,мне не с кем оставить ребёнка,-взмахом руки она показывала в сторону сундука.Было непонятно,почему она то и дело подбегала к сундуку и что-то там ворошила,поправляла,но крышка сундука оставалась наполовину открытой и завешеной какими-то старыми байковыми покрывалами.Могло показаться,что там действительно кто-то есть,но никаких признаков жизни или дыхания не было слышно,и это ничем не подтверждалось.
-Ну,как же,миленькая наша,-запричитала Жанна.-Мы должны доставить вас в больницу.Там вас обследуют,сделают анализы. Пусть они там берут на себя ответственность.Моё дело-доставить
вас в больницу»Скорой»в хирургическое отделение,это срочно.Поймите меня правильно:я-не хирург,я-врач гинеколог.—Но женщина неустанно твердила одно:»нет,не могу,не поеду. »
Так продолжалось битых два часа ночного времени,а может быть и больше.Нарушилось ощущение времени,оно остановилось в комнате,где не было слышно боя и тиканья часов.
Медсестра меж тем сидела за столом в ожидании окончания вызова и засыпала от голоса Жанны,которая решила во что бы то ни стало доставить «больную» в больницу,успокоив себя тем,что не оставила её в опасности. Голоса двух женщин сливались в один музыкальный проигрыш,который опять и опять повторялся.
-Как я поеду с вами? Мне не с кем оставить ребёнка. Вы оставите меня в больнице,а кто
присмотрит за дитём?—отнекивалась «больная»,не верившая тому,что её привезут назад домой после осмотра в больнице.—Вот вы меня там бросите,и я буду потом добираться сама неизвестно как ночью.Доктор,а вы скажите,что надо делать,и уходите. Я ведь только хотела,чтобы вы меня успокоили,что всё пройдёт,или сделайте какой-нибудь укол. я не могу с вами ехать. Ребёнок спит,а вдруг проснётся.
-Где ваш ребёнок?Его не видно,где детская кроватка?Поехали,Жанна,пусть женщина даёт расписку,что отказывается от госпитализации.Надоело!сколько можно её уговаривать?- твёрдо сонным голосом,отягощённым усталостью возмущённо произнесла Ольга,едва открывая глаза и отрываясь от сумки,на которой на руках лежала её голова,закутанная в платок,который она так и не развязала,именно поэтому не было видно,какая она молоденькая.
—Нет,я не могу,никогда. ни за что. ничего подписывать не буду. вы мне сейчас скажите,
что надо делать. — продолжала сопротивляться Вера Степановна.Но Жанна стояла на своём:
—Миленькая,Верочка вы наша Степановна,доверьтесь нам,мы вас обязательно доставим назад
по адресу. я просто не имею возможности оставить вас в таком положении дома,пока не буду уверена в вашей безопасности. Возможно,что вам срочно проведут операцию на брюшную полость
и этот диагноз,какой вы сами умудрились поставить сами себе кажется вполне соответствует действительности. —На все доводы врача»скорой медицинской и неотложной помощи» Вера Степановна отвечала отказом.Теперь становилось ясно видно,что ей нравилось быть в центре внимания и теперь есть с кем поговорить,пофасониться,пококетничать,выказать свои претензии и жалобы,получая в лице врача жалость и сочуствие,так недостающие ей в последние годы одинокой жизни,когда тревоги поглотили её и выбили фактически из реальности.
Но Оленька,сквозь наваливавшийся на неё так не вовремя сон,не могла терпеть ужасы провала в какой-то омут пустоты,которая не отпускала и выворачивала все суставы и мышцы,угрожала полным отключением от действительности,она пыталась преодолеть неумолимую трясину снозасасывания и,открывая глаза,видела перед собой огромное зеркало,которое отражало её в дальнем отстранении так,как если бы там в зеркале была другая комната, и она не она,а какая-то чужая полная старая,закутанная в непонятного цвета платком,женщина очень похожая на неё,да мало ли кто похож на неё издалека. В глазах поплыло от перенапряжения и внутренней борьбы с естественной усталостью,суточная работа-это совсем не шуточное дело!
Мучаясь теперь от жары в комнате,у Ольги появилось противоположное желание-выскочить на улицу на пронизывающий холод,чтобы хоть как-то освежиться и прогнать сонную одурь. В глазах плыли круги,а женщина там,в зеркале,так же,как и она,видно,мучилась от каких-то своих недугов,но молча терпеливо превозмогала свою муку,-так виделась ей,Оленьке,эта странная,закутанная во всё серое,несчастная. В какой-то момент ей показалось,что женщина передразнивает её и повторяет каким-то неведомым образом её движения,хотя она не смотрела на неё.Это уже начинало злить,в общем-то,выдержанную и сдержанную молоденькую сестру;она обычно не выказывала своего отношения к окружающему миру,выбрав себе определённую позицию наблюдателя,не вмешивалась в отношения врача и больного на вызовах,она была настолько погружена в свою работу и в самою себя настолько,что ей не было дела ни до чего,кроме работы,для неё было важно,чтобы вызов был настолько идеально выполнен,и никто не мог бы в след им сказать,что что-то было не так. Но теперь вдруг её взорвало,прорвало от возмущения:как это так!? там сидит её сестра,а больная неустанно твердит,что некому поручить ребёнка на некоторое время. Значит, она жалеет ту женщину,это,конечно,очень человечное качество-пожалеть родного и дорогого родственника. Как раз это и вывело из себя Оленьку.От долгого молчания голос,прорвавшийся вдруг на свободу,звучал грубым басом.
—А это кто там сидит за круглым столом в другой комнате? Скажите ей,попросите,в конце концов,вашу сестру,пусть она присмотрит за вашим ребёнком,мы здесь и так уже задержались на вашем вызове.Вы хотите получить медицинское обслуживания или нет? Врач тут перед ней распинается, а она никак не соглашается.Для чего вы нас вызвали? ставите под удар посторонних вам людей. вам стало легче от того,что мы здесь? — Оглушённая её уверенным и нетерпеливым голосом,Вера Степановна встрепенулась,напряглась и готовая к прыжку как пантера,завидевшая издали определённо лакомую добычу, выдавила из себя одну единственную фразу:»Как?где?в какой комнате,за каким столом,какая сестра?нет у меня сестры! »
. В какую долю секунды следующей минуты сорвалась с места Вера Степановна никто не успел заметить.Этот неожиданный рывок испугал скорее врача,которая просто смотрела на вещи и ей с другой стороны стола было явно видно,что никакой двери там не было,но она не успела удержать «больную».Медсестра воспринимала действительность таковой,какую видела именно со своего места:за столом была женщина и как-то нехотя шевелилась;Оленьку начинало злить,что
та повторяла её движения,передразнивая её,как бы желая обратить на себя внимание,поэтому она спокойно восприняла стремительность Веры Степановны как необходимое желание убедиться,
что она там,и попросить её присмотреть за невидимым никем ребёнком.Разбег был убедителен
и без остановки перед раскрытой дверью в другую комнату.Ударившись со всей силой в зеркало
и падая вместе с осколками серебрённого стекла старинного зеркала,Вера Степановна вместо того,чтобы осознать боль и стонать,стала безобразно громко хохотать.Покачнувшееся зеркало
некоторое время пребывало как бы в недоумении,что его ударили.Затем,зацепив этажерку с телевизором и книгами,отягощённое всяким тряпьём по бокам,раскачивалось из стороны в сторону,намереваясь упасть в конце концов на «больную»,которая лёжа на полу продолжала
хохотать и радостно махать руками,крича при этом:»Нету никакой другой комнаты!А я хотела
поубивать всех,кто пробил проход в мою комнату. » Жанна подбежала к «больной» как раз в тот момент,когда зеркало всё-таки не устояло и повалилось;оно как бы обдумывало такой незапланированный исход своей смиренной жизни и преданной службе не только хозяйке,но и всем предыдущим владельцам.Теперь ничто не мешало его падению медленному и чудовищному по своему огромному великолепию.Жанна стала наклоняться к больной по энерции стремления «помочь человеку в беде»,не думая и не подозревая об опасности себе,
обняла Смешнову Веру Степановну и в это время приняла удар на себя,защитив хохочущую и не
совсем нормальную хозяйку от беды. Теперь они вдвоём были придавлены разбитым зеркалом и
торчали из его середины две их головы.Жанна,удивлённая тем,что так удачно нанеё упало зеркало и не поранило никого,быстро стала отдавать приказы:»Ольга,ты что сидишь? Подними зеркало,я должна ощупать «больную»после падения.»—«Доктор,не надо меня щупать!У меня уже
ничего не болит!ха-ха-ха-хи-хи-ххи-хе. Вы лежите на мне!Встаньте,дышать нечем!вы такая тяжёлая,как каток для асфальта. ха-хи-хи-хи-ха-а-аххаха. «—Жанна пыталась встать самостоятельно,но никак не могла спиной приподнять хоть чуть-чуть эту махину. «Почему вы продолжаете смеяться до сих пор? Ольга,приказываю тебе поднять разбитое зеркало немедленно,и высвободить меня отсюда. » — «Жанна,как ты себе это представляешь? Тогда я
пойду позову Мамеда.Он хоть мужчина,у него силы больше. я ни за что не смогу поднять. »

Это интересно:  Нпф благосостояние как узнать свои накопления

«Скорая» не поверила детям, просившим помочь умирающей женщине 12+

Диспетчер «скорой помощи» не поверил детям, которые пытались вызвать медиков к избитой женщине, лежащей на улице. Когда разобрались в чем дело, было уже поздно. 12+

Во Владимирской области следователи изучают записи телефонных звонков, поступивших в отделение «скорой помощи» города . Предстоит выяснить, почему диспетчеры вовремя не отправили врачей к истекающей кровью женщине. Спасти ее этой проволочки не удалось.

В диспетчерской говорят, что вызов сочли ложным, потому что звонили дети. Попытку школьников помочь избитой женщине приняли за хулиганскую шутку и под конец пригрозили полицией. В ситуации разбирался на месте корреспондент НТВ Егор Колыванов.

Скандальный случай произошел еще в середине сентября. Погода стояла хорошая и учение школы играли на спортплощадке. Мальчики занимались на турниках, когда услышали крик девочек, гулявших неподалеку. Буквально за углом школы они обнаружили женщину, лежавшую на земле. Женщина была еще жива, но сильно избита.

На протяжении 40 минут подростки неоднократно звонили в скорую помощь и пытались убедить диспетчера, что они не шутят и не хулиганят. Но на том конце требовали передать трубку взрослым и грозили вызвать милицию.

На месте происшествия собралась большая группа детей. Неподалеку они увидели нетрезвого мужчину, он был весь перепачкан кровью и продолжал как ни в чем не бывало выпивать.

Дети догадались разделиться. Одни остались следить за подозрительным мужчиной, другие бросились искать подмогу. Совершенно случайно проходивший неподалеку мужчина оказался полицейским. Майор Добровольский вызвал полицию, позвонил в «скорую» — там на этот раз поверили. Однако автомобиль «скорой помощи», выехавший к школе, умудрился заблудиться. Прежде чем пострадавшую забрали врачи, полицейскому пришлось еще раз звонить на подстанцию. Тем же вечером женщина скончалась в больнице. Обстоятельства этого происшествия стали для правоохранительных органов поводом возбудить уголовное дело по статье «Оставление в опасности».

Это интересно:  Окоф нежилое помещение под офис

Тема помощи, которая зачастую оказывается «нескорой», — в 23:15 в программе «Сегодня. Итоги». Выпуск также можно посмотреть в прямом эфире на нашем сайте.

Это история врача роддома. Был как-то случай. . Позвонили со скорой:

«Везем домашние роды, встречайте».

Домашние роды – это когда дома родила. Специально, случайно – без разницы. Всякое бывает, думаю, может не успела тетка – бывают такие роды, что лишь бы добежать до кресла.
Что ж, приготовились, неонатолог, акушерка – ждем!

Привозят. Закатывают дамочку слегка зачуханного вида – но кто был красавицей спустя 2 часа после родов? Мокрая как мышь, потрясывает. Оглядываю – на каталке пусто. Зыркнула быстро по рукам скоропомощников – тоже пусто.

— А ребенок где?
— Дома.
— А чего не взяли? Тут доктора бы осмотрели, обработали, взвесили…

Смотрю – молчит, в глаза не смотрит. Ладно, там разберемся. Может специально не хотят в больницу везти — сейчас модно. Тут же флора агрессивная – бактерии с кулаками на детей кидаются.

— А сама чего приехала? — опрос продолжился ровно до того момента, пока она не заползла на кресло. Ответ был очевиден: промеж ног болтался остаток пуповины.

Послед не отошел. Слава Богу, дома дергать не стали, отправили в роддом. А то бы и вывернули нафиг…

— А с ребенком –то что? Мальчик? Девочка? Кто роды принимал?
— А я не знаю, я не видела. Не стала смотреть. Его муж сразу унес.

Мы вдвоем с акушеркой остановились. Ответ был очень странным, как и само поведение девушки – мы часто видим только что родивших. Девушка была как пришибленная – говорить не хотела, на контакт не шла.

Это интересно:  Заверение доверенности по месту работы

— А куда унес? Зачем унес ребенка? – мы продолжили расспросы.
— Ну он ЗАКОПАЛ его. Ребенка. Тот синим родился, не кричал. Муж решил, что ребенок мертвый, и сразу завернул его в пакет и закопал во дворе.

Тут все и стало ясным. На учете в ЖК не состояла, дома родила, со слов мертвый – бегом закопали.

Казус ситуации заключался в том, что и живые дети кричат не сразу. А уж синюшный оттенок. так это поголовно. Позже розовеют.

Родился ли он мертвым на самом деле? Зачем так быстро закапывать, тем более в пакетике, во дворе? И уж самое удивительное: о ее здоровье муж позаботился, скорую вызвал. А для ребенка почему-то нет…
Мы переглянулись с акушеркой и молча продолжили работу. Из ординаторской я позвонила в милицию.

Александра Микерина, врач акушер-гинеколог (из личного блога mikeryna)

Статья написана по материалам сайтов: www.stihi.ru, www.ntv.ru, interesnoe.me.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector